Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
ВИДЕО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи

ПОСВЯШАЕТСЯ ВОЛОДЕ СОЛДАТОВУ Поэма о герое – медике, выпускнике Тобольской ФАШ, погибшем при исполнении служебного долга, во время эпидемии возвратного тифа.

 

Поэма о герое – медике, выпускнике Тобольской ФАШ,

погибшем при исполнении служебного долга,

во время эпидемии возвратного тифа.

 

Во все века труд медика в почёте,

В стихах и песнях часто он воспет,

Здесь каждая секунда на учёте,

И времени на размышленье нет.

Порою жизнью праведно рискуя,

Они идут в последний свой обход,

Болезни ненавистно атакуя,

Назад ни шагу, только лишь вперёд.

Во все века, их доблесть и отвага,

Для нас с тобой как солнца яркий свет

Ради всеобщего общественного блага,

А не за звон чарующих монет.

Отчаянно, без чувства сожаленья,

Их цель, спасти, спасти любой ценой,

Отбросив чувство глупого сомненья,

Забыв про сон усталость и покой.

Истории, наполненные риском,

Несём мы неустанно сквозь века,

Хранит Тобольский, колледж медицинский,

Историю о жизни паренька.

              ***

Историю Солдатова Володи

Я вам друзья поведаю сейчас,

Здесь в каждой строчке, в каждом эпизоде,

Для поколений будущих наказ.

Стояли на дворе остатки мира,

Ждала природа буйства чуть дыша,

В Карачино, в семейство бригадира,

Послал господь шестого малыша.

И ничего, что голод и разруха,

Коль бог послал, так значит не за зря,

Невольно улыбнулась повитуха,

«Родился в середине ноября,

Смотри ка, зажимает кулачёнки,

Героем будет точно! Вот те крест!»

Володя потянул к отцу ручёнки,

И на руки Володю взял отец.

- Ну и пускай что голод  и разруха,

Всё вытерпим ведь нам не привыкать,

Даааа, главное чтоб в хате было сухо,

А остальное будет, так сказать!

Шёл год за годом, мальчик подрастает,

Почти повсюду видно сорванца,

Неутомимо бате помогает,

Надёжная замена  для отца.

            ***

Скажу вам честно, люди из народа,

И не обучен грамоте никто.

И в первый класс пошёл в семь лет Володя,

Далась Володе грамота легко.

Учился в Карачинской средней школе,

Прилежно и старательно юнец,

Пока не обернулось всё бедою,

Случайно заболел его отец.

Действительно, случайно это вышло,

Судьба удар семье преподнесла,

Эх, ладно бы, напакостил мальчишка,

Его подвёл работник из села.

А время то, военное, лихое,

Здесь каждая оплошность на счету.

Ныряя в озеро с холодною водою,

Старался побороть он нищету.

Ныряя в озеро, буквально в одиночку,

Со дна три раза брёвна доставал,

Достойно уважения, не скрою,

Но вот, увы, трагичен был финал.

Ещё немного бог ему отмерил,

Старания те были не с руки.

До города свозить сперва хотели,

И вызывались в помощь мужики.

          ***

Но Павел Дмитрич, врятли б это вынес

В дорожной тряске, жалко умирать…

С ним Александра горестно простилась,

Нам этих чувств наверно не понять.

Да и не надо ужаса такого,

Слеза упрямо катиться с лица,

В двенадцать лет остался мальчик Вова,

Как есть, по воле рока, без отца.

Я отступлю немного от сюжета,

Мне горестно, тоскливо на душе.

Довольно тяжело писать поэту,

Застыли фразы все в карандаше.

Вот кто бы знал, чем это обернётся,

А если б знал, наврятли бы помог,

Наверное, судьба, порой смеётся,

И ставит свой немыслимый итог.

Простите за мою сентиментальность,

Ведь я поэт, а это мне под стать.

Так вот,  в семье теперь остались,

Пять сыновей, три дочери и мать.

Идёт война, повсюду запустенье,

А что хотите, сорок третий год

В упадке Карачинское селенье,

Мужчины все отправлены на фронт.

         ***

Семья, как вы заметили, большая,

И очень тяжело всех подымать

Володя стал, учёбе не мешая,

Охотничью науку понимать.

Односельчане часто вспоминали,

Как бегал он охотиться в леса,

И маленьким охотником прозвали

Солдатова Володю, за глаза.

- Куда деваться, время неспокойно,

И матушка не справиться одна,

И пусть что не богато, но достойно,

Переживём мы эти времена.

Старательно Володя доучился

По окончании вручили аттестат,

Он за учёбу крайне отличился,

Всегда примером был он для ребят.

Всего две тройки в новом аттестате,

Лишь химия, да вражеский язык,

Я думаю, ему он был некстати,

Поэтому, к нему он не привык.

Пришла пора освоить специальность,

Решил Володя твёрдо стать врачом,

Наверно повлияла актуальность,

И случай с умирающим отцом.

        ***

Хотя я представляю, если честно,

Он специальность взял не сгоряча.

Он брата младшего лечил, в далёком детстве,

Уже тогда, играя во врача.

Смешно немного, видели бы это,

Пустые самодельные очки,

Представьте Вову, в медика одет он,

Нахмурен нос, расширены зрачки.

У брата Сашки выведал симптомы,

- Ему хотелось просто молока.

Ну, зуб молочный выпал вчера дома…

Пошла по рёбрам медика рука.

Живот помял, обычная потеха,

Быть может сей недуг таиться в нём

Тут дом наполнился, весёлым детским смехом,

Уж больно шекотливый был приём.

Друзья мои немного отошёл я,

Но я не мог, про это позабыть,

Открыла двери фельдшерская школа,

И Вова медицину стал учить.

Сперва, пришлось ему тяжеловато,

У тёти Таси прожил первый год,

Володя знал, учили как солдата,

Целенаправленно готовили на фронт.

       ***

Бывало однокурсница Володи,

Частенько вспоминала как они.

Писали в книжках между строк в пролёте,

И делали чернила из золы.

Таисия работала в столовой,

Володя помогал, колоть, пилить

За это мог поесть спокойно Вова,

Еду нельзя, с собою уносить.

Потом вступил в отряды комсомола,

И как то по накатанной уже

Учился ставить правильно уколы,

Виднелся выпускной на рубеже.

Учёба пролетела незаметно,

С Тобольска акушеры, фельдшера

Разъехались, Володю же заветно

К себе манили сказкой севера.

И вот сбылось, угрюмый мыс Вануйто,

Мечта осуществилась в Яр- Сале,

Заведующим фельдшерского пункта,

Назначен был Володя в том селе.

И его счастью не было предела,

Ненецкие народы, остяки.

Всё то, к чему стремились мозг и тело

На расстоянье поднятой руки.

       ***

Увы первоначально как то смутно,

Помазать рану, спиртом натереть,

Не маленький конечно мыс Вануйто,

Ведь кто то может, чем то заболеть?

Порою в дни, практически безделья,

Он часто вспоминал свою любовь,

Писал стихи в порывах вдохновенья,

О чувствах признаваясь вновь и вновь.

Потом писал о длительной разлуке,

Он был Галиной просто окрылён.

Не дай то бог, уж лучше бы он в скуке,

Писал о том, как в девушку влюблён.

Случилось то, что в корне поменяло,

И мыслей ход, и главный наш сюжет.

Всю тундру эпидемия обьяла

Которой не было примерно сорок лет.

От чума к чуму, с ночи до рассвета,

Он ежедневно совершал обход,

Смерть пробиралась в сонные селенья,

Вакцины не хватало на народ.

Он каждый день десятки километров,

Преодолев, спасал чужую жизнь,

Сквозь снегопад, и сквозь порывы ветра,

Шепча в полголоса, Володя, ты держись!

       ***

Да кто если не ты, да разве можно,

Чужую жизнь на что то обменять,

Ведь это так то в принципе не сложно.

Мне ещё сутки надо простоять.

Болезнь не пожалела и Володю

Он эти речи нёс уже в бреду,

Ещё чуть чуть, всего лишь час в походе,

И я до стойбища ближайшего дойду.

Парнишке было только лишь семнадцать,

Он молод был и полон силы был,

Он мог сквозь километры возвращаться,

Вакцину брал и снова уходил.

Нашли его в заснеженной пустыне,

А в этот миг в селе Карачино,

У мамы, что то ёкнуло в грудине,

И где то в сердце стало вдруг темно.

Она читала письмецо Володи,

Из далека, из северных краёв.

Она еще не знала, то, что ходит,

Он рядом с ней и смотрит на неё….

        ***

Прошли десятилетия с тех пор

Забыто многое, но память о герое,

Хранит в себе и северный простор,

И милое Тюменское раздолье.

       ***

Наш колледж тоже носит его имя,

Здесь стены информацию хранят,

Упоминание о нём как прежде чтимо,

Для сотен тысяч медиков-ребят.

И сколько бы  в посёлке Салемал

Цветы у обелиска не стояли

Всё это для того, чтоб каждый знал

Чтобы о подвиге годами люди знали.

Героев мы благословенно чтим

И воспеваем в песнях имена

Их души отношением своим

Мы пронесём как дар сквозь времена…

  Соловьёв Андрей Дмитриевич.

 14 ноября 2015года

 

Поиск по сайту:


Текущие новости:
25 – ЛЕТИЮ ВОЗРОЖДЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА НА ЯМАЛЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ
КАЗАКИ ЯМАЛА ОТМЕТИЛИ ЮБИЛЕЙ
ИЗ НЕ ПРОЧИТАННОГО В БУНДЕСТАГЕ
«Сохранение культурно-исторических и духовно-нравственных традиций казачества: опыт Обско-Полярной казачьей линии Союза казаков России».ВОЗРАЖДЁННОМУ КАЗАЧЕСТВУ НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА!
Обновление от 28.11.2017
ВОСПОМИНАНИЯ
ПАМЯТЬ О ВОЛОДЕ СОЛДАТОВЕ ЖИВА!
Обновление от 15.11.2017г. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПРИИРТЫШЬЕ, ВЕРХНЕМ ПРИОБЬЕ И НА АЛТАЕ в 2016 году Археология, этнография, устная история Выпуск 12 Материалы XII международной научно-практической конференции Омск, 24–25 марта 2017 г.
«ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ» НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЗАВЕРШЕНЫ
ПЕРВЫЕ СЛУЖБЫ НА НОВОСТРОЙКЕ СЕЛЬСКОГО ХРАМА ПРИУРАЛЬЯ
«ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ СИБИРИ» ДОЛЖЕН ОТМЕЧАТЬСЯ СНОВА, КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК
обновление от 06.11.2017г. РЕЗОЛЮЦИЯ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Казачество Сибири от Ермака до наших дней: история, язык, культура», посвященная 100-летию Российских революций 1917 года
ПРЕСТОЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК В ОБДОРКОМ ОСТРОГЕ И «ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ»
ПРАЗДНОВАНИЕ ДНЯ ЕДИНСТВА У КАЗАКОВ НАЧАЛОСЬ С СОГЛАШЕНИЯ
КАЗАКИ ОБСУДИЛИ ТРАГЕДИЮ РАСКОЛА 1917 ГОДА

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика