Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
ВИДЕО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи

БОЕВОЕ ИСКУССТВО – КРЕПОСТЬ ДУХА И ТЕЛА В ИСТОРИИ КАЗАЧЕСТВА И РОССИЙСКИХ ЕДИНОБОРСТВ

БОЕВОЕ ИСКУССТВО – КРЕПОСТЬ ДУХА И ТЕЛА В ИСТОРИИ КАЗАЧЕСТВА И РОССИЙСКИХ  ЕДИНОБОРСТВ

Сила Воли, Желание, Вера – могут всё! А.А. Кадочников

 На протяжении многих веков у различных народов, в силу их специфики, зарождались и оттачивались различные виды боевых единоборств, основанные на традиционных образах жизни, специфической физической подготовке и, конечно же, на духовных началах. Дух поднимает на ноги безнадежно больных, он разжигает из тлеющего угля костер надежды. Именно Дух позволяет расширить границы знаний и увеличивает потенциал человека. Сила Воли, Желание, Вера– могут всё! В экстремальных ситуациях они делают человека всемогущим! Поэтому у казаков сила духа, которая воспитывалась с ранних лет у мальчиков будущих воинов, была основой их физического самосовершенствования. В единоборствах отрабатывались такие физические и духовные качества будущего казака как сила, быстрота, выносливость, ловкость, смелость, решительность, мужество, настойчивость и, конечно же, крепость Духа. Это в конечном итоге и было в основе здорового образа жизни в станицах. Живя постоянно в экстремальных условиях, казаки практически не болели, а, заболев, легко справлялись с болезнями сами.  

   В казачьей среде мальчонку стригли первый раз в год. Подстриженного мальца передавали казакам, которые несли его к церкви и там сажали на неосёдланного коня покрытого, шелковым платком. По поведению малыша определяли его будущую судьбу. Если ребенок хватался за гриву, значит, из сражений будет выходить живым. Если заплачет и повалится с коня –  жди беды. Коня обводили вокруг церкви, после чего отец брал ребенка на руки.  Обучение молодого казачонка начиналось, как правило, после праздника первых штанов, которые дарил старший в роду. Происходило это лет с трехпяти. И с этого времени крестный – духовный отец и обучал казачонка всем премудростям воинского искусства и православной веры. С этого же времени его приучали и к верховой езде.  Обучение было постоянным. С семи лет учили стрелять, а с десяти рубить шашкой. Для чего сначала «ставили руку», пуская тонкую струю воды, а ученику предлагали рубить эту струйку воды без брызг. Этим добивались правильного угла удара. Потом учили «рубить лозу», сначала сидя на бревне, а потом переходили к рубке с коня. 

   Казачат воспитывали значительно строже, чем девочек. Жизнь их с ранних лет была заполнена трудом. Но при этом крестный следил, чтобы мальца «не заездили» и у него было время на игры, которые являлись продолжением  игра с кнутами, когда ими гоняли специально сделанный волчок, для развития глазомера и приемов владения кнутом (в будущем боевой нагайкой). В семь лет мальца стригли во второй раз, и он впервые шел с мужчинами в баню и к исповеди. Ел в последний раз детские сладости и переходил из детской в комнату старших братьев. С этой минуты мальчишку мог наказывать только мужчина (а если отец погиб, то только мать). 

  Самой главной задачей для казачонка всегда была учёба, которая очень почиталась в казачьей среде. Казачьих юнкеров и студентов даже старики звали по имени отчеству. Кроме этого, каждый казачонок ежедневно учился справляться с лошадями, волами, скакать, стрелять, рубить шашкой, бороться. Состязания в рукопашном бое «Кулачки» проходили, как правило, еженедельно, причем участвовала в этом и холостая и женатая молодежь. Шашку молодой казак получал от крестного в семнадцать лет, когда его приписывали к полку. Боевые приемы отрабатывались постоянно. Для владения пикой применяли броски пики на полном скаку через подвешенное небольшое кольцо с бубенчиком. Побеждал тот, у кого бубенчик не звенел, когда пролетала пика, а длина её была более трех метров. Приемы с холодным оружием отрабатывались и в танцах с ним. 

  Среди всех восточных народов, отличавшихся свойствами лихих наездников, казаки служили примером. В записях Тамерлана есть строки: «Усвоивши манеру сражаться по-казачьи, он снарядил свои войска так, чтобы я мог, как казак, проникнуть в расположение моих врагов». Но казаки были не только лихими конными рубаками. Они и в пешем строю никому не уступали. Примером тому Азовское 1641 года сражение, когда пять тысяч казаков успешно оборонялись против 240-ка тысячной армии Османской империи, которая по тем временам считалась одной из лучших в мире. 

  Особой кастой, если так применительно к казакам можно говорить, были кубанские пластуны-разведчики. Они прославились непревзойденным умением бесшумно передвигаться и незаметно подкрадываться к самому чуткому и осторожному противнику. Практически мало кто мог сравниться с ними в умении «читать» чужие следы и запутывать собственные. Они были неистощимы по части устройства хитрых засад и неожиданных ловушек. Умело использовали привязанные к ногам копыта горных животных, ловко ходили друг за другом в один след. Ночевали на деревьях. Зимой могли разжечь костерки в дуплах деревьев. От внимания пластуна не ускользали ни малейший шорох, ни далекий крик зверей, ни траектории кружения птиц или изменения полета летучих мышей. Особенно натренирован был слух: пластуны без промаха стреляли из засад-залогов «на хруст», то есть на звук. Они неожиданно появлялись там, где их не ждали, и наносили молниеносный, уничтожающий удар. Девизом у них было: «Лисий хвост, волчья пасть!» 

  Считается, что впервые пластунами стали называть разведчиков из числа казаков-черноморцев, которые несли сторожевую службу в плавнях и камышах реки Кубани и её притоках. Их опыт, воинская сноровка и изобретательность 3 позволяли малой кровью побеждать умного и храброго врага. Недаром великий полководец А.В. Суворов в 1842 году ввел в свои войска штатные команды пластунов-разведчиков, а ряд старейших кубанских станиц, появившихся в тот период, вплоть до событий 1917 года назывались Суворовскими или Пластунской линией. Недаром во время Великой Отечественной войны при формировании казачьих полков с 1943 года стали формировать и пластунские разведподразделения из кубанских казаков, которые ещё помнили эту дедовскую науку побеждать и учили её навыкам молодежь. 

   Рассматривая различные приемы рукопашного боя, следует обратить внимание, что казаки владели и ударами ногами. Они были: маховые, хлестообразные и толкающее-затаптывающие от груди. При этом следует обратить внимание на принцип выноса ноги не коленом вверх (вперед или вбок), а сгибая ногу назад, что не только обеспечивало скрытое начало удара, но и возможность исполнения таких, присущих пластичной технике способов усиления и выполнения удара, как «плетеобразные», «волнообразные», «маятникообразные» и т.д. Удары ногой наносились:  носком –  в голень;  носком –  в промежность;  коленом –  в промежность; ступней сверху –  вниз в коленный сустав;  сбоку или сзади (последний наносился при нападении сзади и приводил к падению противника); ступней в солнечное сплетение, в живот или промежность. Эти удары в боевой обстановке применялись очень часто. Эффективны они были и при отражении атаки. Техника этих ударов заключалась в том, что для подготовки к удару вес тела перемещался на одну из ног, другой ногой делая короткий замах назад (при этом носок ударной ноги отрывался от земли, а пятка была направлена вверх), и далее нога быстро и сильно распрямлялась, выбрасывалась в сторону нанесения удара. Часто использовались, кроме обычных кулачных, удары руками: двумя пальцами в глаза;  раскрытой ладонью снизу в челюсть;  кулаком снизу в промежность;  локтем в челюсть. 

  Кроме того, в боевой обстановке казаки эффективно использовали ударно-бросковые гибриды, типа ударо-подсечек, ударо-подножек, ударонаступающий и т.д. Эти приемы были широко распространены в старых боевых системах мира, тяготевших к пластичной манере движения во время поединка. Одной из техник казачьего боя без оружия, безусловно родившейся под влиянием устойчивых навыков, приобретенных при работе с холодным оружием, являлась техника нанесения ударов с замахом и с использованием кулака и мизинца со стороны основания кулака. Для производства такого удара применялся высокий или короткий замах, а также движение с круга. Это положение было хорошо известно казакам при отработке рубки шашкой. Удар мог наноситься как прямо вниз по привычной дуговой траектории, так и по дуге сбоку вниз, и даже по дуге изнутри и снизу, что привычно для владеющих кинжалом. 

  Одним из характерных для донских казаков ударов рукой вперед был удар основанием ладони или кулака со сведением лопаток и приподниманием на носках, при котором для замаха рука и плечо отводились далеко назад, а предплечье проходило по линии уха. Все удары руками и ногами могли выполняться с самыми различными передвижениями вплоть до прыжков. Кроме того, на донских казаков большое влияние оказывал «инородческий бой», который практиковался в среде «инородцев» – не казачьего населения, жившего по соседству с казаками. 

    На воинское искусство кубанских, терских казаков, живших на Кавказе, большое влияние оказывали национальные единоборства, пляски и состязания различных народов и народностей, населявших Кавказ. Кроме элементов борьбы и фехтования от городских племен в арсенал «казачьих приемов» перешли специфические удары руками, прыжки с возвышения на пешего или конного, приемы без оружия верхом и навыки обращения с лошадью, позволяющие выполнять с её помощью различные трюки, для успешного выполнения боевых задач. 

   Одним из видов казачьего народного оружия, наряду с шашкой, саблей, кинжалом и пикой, была нагайка, с которой связано много традиций и символов в казачьей жизни. Нагайка – символ власти есаульца на круге. В доме она олицетворяла вековой семейный уклад. Висела всегда на левом косяке двери, ведущей в спальню хозяина дома. Но никогда не поднималась на женщину. Так, согласно Приказу Государя Императора Александра III от 24 августа 1885 года: « ... Нагайка общего казачьего образца должна состоять принадлежностью каждого казака от генерала до простого казака и не должна быть за голенищем сапога». А носить её согласно Уставу строевой казачьей службы от 1899 года степным казакам нужно было на плечевой перевязи. Грузик на конце согласно Уставу мог иметь только офицер. 

    В этой статье я не ставлю задачу рассмотреть историю происхождения нагайки, её наименования – это тема другого большого разговора. Но скажу лишь, что это связано с древней культурой прародителей славян: ариев, скифов. Боевые традиции казачества, безусловно, привели к тому, что нагайка стала использоваться не только для управления конём, но и в бою как оружие. Учитывая то, что она находилась постоянно в руках воинов, мастерски владеющими всеми видами холодного оружия, то проблем с её применением не возникло. Исходя из того, что установившейся терминологии по технике нагаечного боя пока нет, как в прочем и по всему гибкому оружию. Вполне можно апеллировать следующими понятиями начальной техники боя: восьмерка-фронтальная, горизонтальная (прямая и обратная), универсальная (смещенная вправо, влево или центральная), круг боковой – стабилизационный (большой, малый) и т.д. искусству 

   Исходя из вышеизложенного начальной техникой нагаечного боя можно считать круговые и восьмерочные движения во всех плоскостях и направлениях с применением простых перехватов. При этом каждый элемент является не только частью исполняемой слитной связки, но и одновременно хлестким поражающим ударом. В «Казачьем Спасе» (по преданию он был привнесен на Дон запорожскими казаками) существовало немало приемов применения нагайки, как для нападения, так и для защиты от различного оружия. 

   Интересное исследование по эффективности применения нагайки и нунчаку провел кандидат наук, донской казак Б.А. Ерашов по двум разделам: «Ударному и прикладному». В результате многочисленных опытов и математических расчетов он пришел к выводу, что в суммарном зачете по своим боевым качествам нагайка превосходит нунчаку, особенно в области прикладной работы (более чем на треть). При этом в области ударного раздела нагайка незначительно уступает нунчаку, несмотря на то, что плотность формируемого нагайкой защитного поля примерно на четверть больше плотности защитного поля нунчаку. Из этого можно сделать вывод, что казачье народное оружие связано, прежде всего, с защитой, а не нападением, что, несомненно, подтверждает то, что агрессия не является характерной чертой казачества. В этом заложен большой философский и духовный смысл. Но поскольку клуб «Лотос» занимается не только изучением боевых видов искусств разных народов, но и вопросами народных лечебных традиций и способов самоизлечения в экстремальных условиях, нельзя хотя бы кратко не остановиться на казачьей народной медицине. И в этой сфере познаний у казаков накоплен большой опыт, так как они практически всю жизнь были на военной службе, и естественно получали различные травмы. Для сохранения здоровья в этих экстремальных условиях они обладали уникальными знаниями в области мануальной терапии, хирургии, лечения различными травами и заговорами. В сотне всегда находился старый казак, который занимался «костоправством». Приемами массажа и самомассажа владели практически все казаки. Казаки умели лечить и открытые переломы, удалять раздробленные кости, «выкатывать» пули и осколки, проводить ампутации конечностей. 

   Все операции делали только после захода солнца. В это время, как правило, во-первых, уже нет мух, во-вторых, человеческий мозг вступает в фазу торможения. Раненого поили допьяна (это был один из немногих случаев, когда казаки пили водку, а не вино). Раненое место обкладывали льдом или лили холодную воду. Перетягивая раненую ногу или руку жгутом, добивались, чтобы она теряла чувствительность. И только после этого, соблюдая способы народной антисептики, приступ али к операции по удалению пули и осколков кости. Присутствовавший на одной из таких операций знамений военный врач хирург Н. Пирогов был удивлен, как слажено и умело работали казаки, и те, кто оперировали, и те, кто держал раненого, и те, кто непрерывно читал молитвы. Еще больше его удивило то, что казаки до утра не давали раненому заснуть, и как только он начинал дремать, били в бубен и плясали. После этой операции, по свидетельству Н. Пирогова, уже через несколько дней казак, прихрамывая, ходил. Ампутацию делали еще быстрее, а чтобы спасти казака от гангрены культю макали в кипящую смолу. Поражает та сила духа и терпенье казаков, которую они проявляли, и не только раненые, но и их лекари, которые, конечно же, не имели медицинского образования, а пользовались только народной мудростью, смекалкой и духовной верой в доброе дело, которое они творили. 

   Как у всякого народа, у казаков существовало и существует доныне много ведунов, знахарей, «бабушек», которые лечат не только травами и другими средствами, но и заговорами. Причем это, как правило, очень честные и глубоко верующие люди, которые объединяются вокруг православной церкви. В большинстве своем они приветливы и высоконравственны, уверенные в том, что добро нужно делать бескорыстно. При этом, не отказываясь от платы за лечение, сами цену никогда не называли, а полученные деньги раздавали неимущим, уверовав то, что «ежели ведун корыстен, то Бог у него силу отберет!». Эта черта сеять добро является основой духовной силы казачества и передается из поколения в поколение, так как только добро созидает и возвращается добром к человеку его творящему, зло же в любом его проявлении только разрушает и, прежде всего того, кто к нему причастен. 

   Убежден, что эту великую мудрость наших предков нужно постигать, ей необходимо следовать в повседневной жизни, укрепляя дух и тело. Говоря о боевом искусстве в истории казачества нельзя не сказать и о становлении на почве различных видов единоборств многих народов мира такого вида борьбы, как самбо. Этот вид борьбы появился благодаря В.С. Ощепкову, который с одиннадцати лет в начале прошлого века учился в Японии в русской колонии при православной миссии г. Киото. Там он овладел многими видами восточных единоборств. Позже, в начале 20-х годов, он был направлен на работу в Китай, где продолжил изучение воинских искусств. По возвращению во Владивосток Василий Ощепков организовал секцию борьбы, отличавшуюся от классики того времени. Далее его жизнь была связана с проработкой, совершенствованием и обучением своему методу приемов рукопашного боя, в арсенал которого вошли не только приемы восточных единоборств, но и приемы борьбы других народов. Новый вид борьбы некоторое время назывался дзюдо, однако, очень скоро стало ясно, что его техника значительно богаче и разнообразнее, что сложившиеся правила во многом отличаются от правил борьбы, распространенной за рубежом. 

   В конце 1937 года планировалось проведение первого первенства по этому виду борьбы вольного стиля (как его тогда называли) в г. Москве. Однако в ночь с 1 на 2 октября 1937 года В.С. Ощепков был незаконно арестован «за шпионаж в пользу Японии», как враг народа. Его разработки были переделаны или уничтожены. Но плоды начатого продолжили его ученики. В частности А.А. Харлампиев, который обобщил опыт В.С. Ощепкова по национальным видам борьбы, систематизировал и предложил новый вид самообороны без оружия, в последствии названный самбо.

    Датой рождения самбо принято считать 16 ноября 1938 года, когда был издан приказ Всероссийского комитета по физической культуре и спорту, в котором отмечалось, что этот вид борьбы представляет собой чрезвычайно ценный по своему многообразию техники и оборонному значению вид спорта. В дальнейшем он стал общепризнанным во всем мире и в 1961 году включен в программу ХVII Олимпийских игр в Токио. Это был первый вид борьбы, родиной которой стал СССР. Но развитие боевых искусств у нас в России на этом не остановилось. 

   Оно непосредственно связано с именем А.А. Кадочникова, который создал уникальный стиль рукопашного боя, позволяющий человеку, воину, овладевшему им, добиться больших успехов в противостоянии превосходящему противнику при минимальных физических затратах. Способ «самозащиты Кадочникова» – русский рукопашный бой моего земляка кубанца официально признан изобретением и имеет соответствующий патент под № 2159580 от 27 ноября 2000 года. Михаил Лукашевич – почетный член исполкома Всероссийской Федерации самбо еще в 1992 году отметил: «Оценивая то, что сделано А.А. Кадочниковым, я полагаю, что его имя по достоинству должно занять почетное место в славной плеяде специалистов, создавших отечественные системы рукопашного боя». Завершить этот небольшой обзор различных систем выживания, как в повседневной жизни, так и в экстремальных ситуациях хочу словами А.А. Кадочникова: «В конечном счете, в мире есть только один человек, способный потянуть тебя на дно или вытянуть наверх – это ты сам».

 

Член клуба «Лотос», Первый заместитель атамана Сибирского казачьего войска, казачий полковник Союза казаков России, обладатель первого дана каратэ Кёкусинкай 23 февраля 2005 года,  город Салехард. В.И. Степанченко. 

Статья опубликована. Казачество в истории России и пограничья: материалы межрегиональной научно-практической конференции (г.Улан-Удэ, 4 декабря 2009г.) – Улан-Удэ: Издательство Бурятского государственного университета. 2009. С.105-109

 

Поиск по сайту:


Текущие новости:
25 – ЛЕТИЮ ВОЗРОЖДЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА НА ЯМАЛЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ
КАЗАКИ ЯМАЛА ОТМЕТИЛИ ЮБИЛЕЙ
ИЗ НЕ ПРОЧИТАННОГО В БУНДЕСТАГЕ
«Сохранение культурно-исторических и духовно-нравственных традиций казачества: опыт Обско-Полярной казачьей линии Союза казаков России».ВОЗРАЖДЁННОМУ КАЗАЧЕСТВУ НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА!
Обновление от 28.11.2017
ВОСПОМИНАНИЯ
ПАМЯТЬ О ВОЛОДЕ СОЛДАТОВЕ ЖИВА!
Обновление от 15.11.2017г. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПРИИРТЫШЬЕ, ВЕРХНЕМ ПРИОБЬЕ И НА АЛТАЕ в 2016 году Археология, этнография, устная история Выпуск 12 Материалы XII международной научно-практической конференции Омск, 24–25 марта 2017 г.
«ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ» НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЗАВЕРШЕНЫ
ПЕРВЫЕ СЛУЖБЫ НА НОВОСТРОЙКЕ СЕЛЬСКОГО ХРАМА ПРИУРАЛЬЯ
«ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ СИБИРИ» ДОЛЖЕН ОТМЕЧАТЬСЯ СНОВА, КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК
обновление от 06.11.2017г. РЕЗОЛЮЦИЯ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Казачество Сибири от Ермака до наших дней: история, язык, культура», посвященная 100-летию Российских революций 1917 года
ПРЕСТОЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК В ОБДОРКОМ ОСТРОГЕ И «ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ»
ПРАЗДНОВАНИЕ ДНЯ ЕДИНСТВА У КАЗАКОВ НАЧАЛОСЬ С СОГЛАШЕНИЯ
КАЗАКИ ОБСУДИЛИ ТРАГЕДИЮ РАСКОЛА 1917 ГОДА

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика