Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи
НОВЫЙ ФОТО-ВИДЕО АРХИВ

ТОБОЛЬСКИЕ ГЕРОИ АЛБАЗИНА. ПОСЛЕСЛОВИЕ.

 

В истории сибирского казачества, которому 19 декабря 2022 года в день Святителя Николая Чудотворца исполняется 440 лет, много замечательных страниц. И среди них воистину героической страницей является Албазинское сидение - вторая оборона Албазинского острога от китайцев в 1686-1687 годах. В 80-е годы XVII века на границе Русского царства в Приамурье обострилось противостояние русских казаков-первопроходцев и империи Цин, вылившееся в войну, в ходе которой китайцами было уничтожено несколько русских острогов и деревень, дважды осаждался форпост русского государства на Амуре – Албазинский острог.

Албазинский острог был основан в 1665 году казаками во главе с казачьим пятидесятником Никифором Черниговским на месте сожженного в 1651 году отрядом Ерофея Хабарова городка даурского князя Албазы. Албазинский острог являлся экономическим и духовным центром освоения Приамурья. В 1682 году он стал центром уезда, в котором располагалось более 20 русских сельскохозяйственных поселений – слобод, зимовий и острогов. Пришедший с Никифором Черниговским иеромонах Гермоген в 1671 году основал рядом с Албазинским острогом Спасскую пустынь – первый православный монастырь на Амуре.

К 1683 году в империи Цин, включающей территорию Китая, власть полностью захватила маньчжурская династия и закончились междоусобицы. У китайцев появилась возможность заняться русскими на Амуре, приводившими под власть русского царя все больше приамурских племен, которых империя Цин считала своими подданными, а их земли – своей собственностью. В ходе начавшегося военного конфликта с Цинской империей в 1683 году казаками были оставлены без боя Долонский и Селемджинский остроги, так как китайцами был перехвачен казачий отряд Григория Мыльника в составе 70 казаков, везший военное снаряжение и провиант для этих острогов. В феврале 1684 года после полугодовой осады в десятки раз превосходящими силами китайцев казаками был оставлен Верхнезейский острог. Также китайцами были уничтожены Новозейский острог на реке Зее и Дукитанский острог на реке Амгунь.

В начале июня 1685 года китайцы на 100 судах подошли по Амуру к Албазину. Численность китайского войска составляла 6 тысяч воинов [1, С.252]. Общее количество защитников Албазина, в том числе казаков, купцов, промышленных людей и крестьян, составляло 450 человек. У них было всего 3 пушки и 300 мушкетов [2, С.28]. На острове Арбун напротив Албазина китайцы возвели батарею, которая начала расстреливать Албазин. Острог они окружили заставами, чтобы не пропустить к албазинцам помощь.

Спустя несколько дней упорной обороны Албазина воевода Алексей Толбузин вынужден был пойти на переговоры с китайцами о почетной сдаче острога при условии пропуска всех его жителей с оружием и имуществом в Нерчинск, так как китайцы, подойдя вплотную к острогу, начали обкладывать его дровами, намереваясь сжечь острог вместе с защитниками, а защитники Албазина не могли воспрепятствовать этому потому, что у них уже заканчивались боеприпасы. Воевода Алексей Толбузин, покинув Албазин, пришел с албазинскими служилыми и всяких чинов людьми в Нерчинский острог 10 июля 1685 года [1, С.252].

После ухода албазинского гарнизона в Нерчинск, Албазинский острог по распоряжению китайского полководца Лань Таня был китайцами полностью разрушен и сожжен. Однако посевы хлеба около Албазина уничтожены не были. По приказу нерчинского воеводы Ивана Власова нерчинские казаки во главе с десятником конных казаков Яковом Телицыным на стругах проведи разведку и выяснили, что китайцы покинули Албазинский уезд. Решив не уступать китайцам своего влияния на Амуре, 27 августа 1685 года старые албазинские служилые люди вместе с казаками отряда казачьего головы Афанасия Бейтона, пришедшими на помощь албазинскому гарнизону из Тобольска, во главе с воеводой Алексеем Толбузиным вернулись на место сожженного Албазинского острога. Они сняли урожай хлеба и к лету 1686 года построили на месте сожженного Албазинского острога новую крепость [1, С.252-253].

7 июля 1686 года китайское войско вновь подошло к Албазину [1, С.257]. Началась вторая героическая оборона Албазина. На момент второй обороны Албазина в остроге находилось всего - служилых, промышленных людей и пашенных крестьян - 826 человек. На вооружении у них было «… 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 фунтов с полуфунтом свинцу…» [1, С.259-260]. Китайцы неоднократно предлагали албазинцам сдаться, но казаки, решив стоять насмерть, отказывались капитулировать. Во время второй обороны Албазина героически погиб воевода Алексей Ларионов сын Толбузин. После его гибели руководство обороной возглавил казачий голова Афанасий Бейтон.

6 мая 1687 года китайцы сообщили Афанасию Бейтону о том, что начались переговоры о мире, так как еще 26 января 1687 года для ведения с китайцами переговоров из Москвы выехал полномочный посол, окольничий и брянский наместник Федор Алексеевич Головин. В августе 1687 года китайцы после безуспешной осады окончательно отступили от Албазина в глубь своей территории. Военные действия были прекращены. 27 августа 1689 года был заключен и подписан обеими сторонами Нерчинский договор, на основании которого Албазин оказался на китайской территории.

Дальнейшие события после оставления Албазина его защитниками описал в своей отписке в Москву нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын «… В прошлом, государи, во 198 м [1690] году в авгус[те] месяце явились в Нерчинску в приказной избе албазинские каз[аки]: пятидесятник Васка Смиренников с товарыщи - шездесят шесть человек, да албазинской казак Васка Ярафеев. А пер[е]до мною, холопом Вашим, сказали: «В прошлом, де во 198 м [1690] году, как были в Нерчинску Ваши, Великих государей, Великие и полномочные послы – околничей и воевода Федор Алексеевич Головин с товарыщи, и учинили де они с китайским[и] послы мирные договоры. И в то де время по указной памяти от околничего и воеводы Федора Алексеевича велено Албазин город казачью голове Афанасью Беитону разрыть и Вашу, Великих государей, всякую казну и снаряд, и ратных, и всяких чинов людей вон весть, а Албазин покинуть пуст. И он, де Афанасей Беитон, и они ратные люди по той указной памяти Албазин розрыли и покинули пуст. А Вашу, Великих государей, всякую казну и снаряд повезли, и сами пошли в Нерчинск. И за опозданием времени до Нерчинс[ка] тою осени доитить не могли. А что с ним, Васильем Смирениковым, Вашие, Великих государей, всякие казны, и с Васкою Ярафеевым с товарыщи церковной всякой казны, и книг, и Божия милосердия, и расных албазинских людей в Нерчинск пришло, и тое Вашу, Великих государей, албазинскую всякую казну и снаряд у него, Василья, я, холоп Ваш принял, а ратных людей пересмотрел. А сколко албазинских ратных людей и пашенных крестьян в Нерчинск пришло, и кто из них, служилых, и с пашенных по отписке окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина верстаны по Нерчинску в конную службу в выбылые места, а пашенные за осадное сиденье по Нерчинским острогам в пешую службу, и что албазинские церковные казны и книги, и Божия милосердия в Нерчинск с Васкою Ярафеевым с товарыщи пришло, и тем церковным казнам до Вашего, Великих государей, указу велел я, холоп Ваш, быть у него, Васки, с товарыщи. А у кого сколко церковные казны и всякой утвари ныне налицо и том[у] я, холоп Ваш, взяв у них, старост, за руками скаски. И с тех сказок списав подлинно списки. И служ[и]лым вышеписанным людем, которые против отписки ис пешей верстаны в конную службу, и албазинские пашенные за осадное сиденье в пешую службу, и тому я, холоп Ва[ш], учинил роспись. И тое роспись к Вам, Великим государем царем и Великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, к Москве послал я, холоп Ваш, з даурскими пятидесятники с Якушком Судеикиным, да с Афонкою Чичаговым. А приехав им к Москве, отписку и роспись, и списки велел подать в Сибирском приказе боярину князю Ивану Борисовичю Репнину с товарыщи…» [12, Л.117-119].

К этой отписке нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын приложил ряд росписей: «…Роспись албазинских старых казаков и их детей, которые по указу Великих государей и по отписке верстаны по нерчинским острогам в конную службу: атаман Иван Бузунов, пятидесятник Анцыфор Кондратьев, рядовые которые верстаны ис пешей в конную - Васка Ярафеев, Екимко Иванов, Андрюшка Вьюшной, Оксенко Лукьянов, Филка Лапшиков, Ивашко Белокопытов, Ивашко Колмогор, Оксенко Федоров, Ивашко Бохтевской, казачей сын Обрашка Онисимов.

Неверстаны в конную, а служат пешую службу: Якушко Федоров, Алешка Буторин, Стенка Сергеев, Никишка Поскотинной, Матюшка Назаров, Фетка Миха[й]лов, Ивашко Зупко, Васка Деревцов, казачьи дети – Оска Петров, Ивашко Савин.

Против челобитья верстаны в конную ж службу в выбылые места – пушкарь Алешка Насеткин, казак Микитка Быстрой.

Албазинские пашенные, которые верстаны против отписки в пешую службу по Нерчинску: Васка Фалилеев, Емелка Созонов, Васка Ортемьев, Ивашко Олонец, Игнашка Степанов, Макарко Леонтьев, Климко Дементьев, Костка Гордеев, Назарко Алексеев, Якушко Федоров, Карпушка Ортемьев.

Албазинские ж старые в пешей – Ивашко Бянкин, Афонка Однокопылка.

Байтона полку: пятидесятник Васка Смиреников, Матюшка Шемелин, Оска Корнилов, Савка Степанов, Ивашко Будилов, Ортюшка Мугал, Сенка Ключевской, Ивашко Ключевской, Митька Ваулин, Тимошка Волков, Мишка Бурашев, Сенка Соснин, Фетька Белянин, Павка Гарасимов, Ларка Простокишин, Ивашко Кокшаров, Васка Кряжев, Сенка Усольцов, Ивашко Страметчик, Ивашко Одоленьев, Софронко Кожемяка, Петрушка Поповых, Микитка Данилов, Сенка Тукманка, Ивашко Грамотка, Гришка Беломестной, Юшко Лаптев, Фадюшка Юдин, Ларка Бекетов.

Албазинские ж которые проехали мимо Нерчинской с Афанасьем Беитоном к окольни[ч]ему и воеводе к Федору Алексеевичю в прошлом во 198 м [1690] году, а в Нерчинске не бывали – тоболские: Мишка Чаплин, Юшко Обросимов, Мишка Вахрушев, Микишка Ушаров, Корнилко Катаев, Фетка Чернцов.

За соболиною казною - Ивашко Шемелин, Филка Лагунов.

С Афанасьем – тюменец Якушко Барабанщиков, Мишка Ворошилов…» [12, Л.121-122].

Данные росписи нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына – это первоисточник списка оставшихся в живых защитников Албазина, приведенный в книге «Краткая история Амурского казачьего войска» [2, С.35-36]. При сравнении этого списка с первоисточником обнаружены ошибки при воспроизведении имен. Так Микитка Быстрой указан как Митька Быстрой, Афонка Однокопылка указан как Андронка Однокопылка, Фадюшка Юдин указан как Федюшка Юдин. Кроме того, обнаружены множественные ошибки при воспроизведении фамилий. Так Андрюшка Вьюшной ошибочно указан Андрюшкой Вьюшковым, Филка Лапшиков указан Филькой Лапшаковым, Алешка Буторин указан Алешкой Бутариным, Фетка Миха[й]лов указан как Федька Михалев, Емелка Созонов указан Емелькой Сазановым, Карпушка Ортемьев указан как Карпушка Оттеев, Ортюшка Мугал [правильно Мунгал – С.Д.] указан Артюшкой Мунгаловым, Фетька Белянин указан Федькой Беляником, Ивашко Кокшаров указан Ивашкой Кошкаровым, Сенка Тукманка указан как Сенька Тухманка, Мишка Вахрушев указан как Мишка Вакрушев, Гришка Беломестной указан как Гришка Беломестнов, Микишка Ушаров указан Микишкой Ушаковым, Фетка Чернцов указан Федькой Чернецовым. В строке первоисточника «С Афанасьем – тюменец Якушко Барабанщиков, Мишка Ворошилов» воевода имел в виду казаков, которые проехали мимо Нерчинска с Афанасием Бейтоном – представителя известного тюменского казачьего рода Барабанщиковых – Якушку Барабанщикова (поэтому и указано, что он - тюменец) и Мишку Ворошилова. Появившийся же в результате ошибки при прочтении первоисточника Афанасий Тюменцев, указанный в книге в списке оставшихся в живых защитников Албазина никогда не существовал, как не существовал и второй Юшка Обросимов, указанный в списке, которого в первоисточнике также нет.

Основной источник ценнейшей информации о событиях, связанных с Албазинским сидением – это челобитные его участников.

Так, в своей челобитной на имя Великих государей казаки отряда Бейтона описали события, произошедшие непосредственно перед Албазинским сидением и во время него: «Великим государем царем и Великим князем Иоанну Алексеевичю Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем  бьют челом бедныя и беззаступныя от приходу багдойских людей и от осаднова времени разореныя холопи Ваши Тоболскаго и Тюменскаго и Верхотурскаго городов и Туринскаго острогу пятидесятники и десятники и все рядовыя казаки – пятидесятники Васка Смиренников, Митька Дыдыкин, Лучка Пушников, десятники Оска Михеев, Матюшка Шемелин, и все рядовыя казаки – девяноста один человек. По Вашему, Великих государей, указу выбраны мы, холопи Ваши, в Тоболску в Даурскую посылку и посланы мы, холопи Ваши, в Енисейск шесть сот человек в полк боярину и воеводе князю Костянтину Осиповичю Щербатому. И боярин князь Костянтин Осипович послал головою и приказал полк Афонасью Ивановичю Бейдону. И послал нас с ним в Даурския остроги в Нерчинск к стольнику и воеводе к Ивану Остафьевичю Власову. И по Вашему, Великих государей, указу столник и воевода Иван Остафьевич послал нас, холопей Ваших, з головою со Афонасьем Ивановичем Байдоном в Албазин для строения вновь города Албазина. А иных нас, холопей Ваших, оставили в Нерчинских острогах для ради служеб, потому что в нерчинских острогах малолюдство. А иных нас, холопе[й] Ваших, послал же в Албазин с воеводою Алексеем Ларивоновичем Толбозиным. И как мы, холопи Ваши, приплыли в Албазин во 193м [1685] году и город обложили, и домишка себе поставили для прибегу человек по пяти, и по шти, и по десяти. А город строили земляной. А башни рубили деревяныя двойныя и землю и хрщем засыпали. А достроили мы, холопи Ваши, город во 194м [1686] году. А в нерчинском острогах мы, холопи ваши, оставлены были. И мы всякия Ваши, Великих государей, службы служили о городе, и отъезжие конные, и пешие, и водяным путем в судах, и во всякия посылки посыланы. И в Албазин наскоре для проведывания багдойских людей, и на Аргун для серебряной руды, и для всяких Ваших, Великих государей, дел наскоре, и во всякия посылки посыланы мы, холопи Ваши, зимним путем, и летным, и водяным. И всякия отъезжие степные подъезды ездили, и на отъезжих караулах стояли безвременно. И в нерчинских острогах у нас, холопей Ваших, мунгальския люди конныя и скотныя табуны по многия времена отгоняли и нас, холопей Ваших, побивали. А как мы, холопи Ваши, приплыли в Албазин, и с собою коней и скота для ради пашенного заводу и для харчю на платах припроводили покупая еи дорогою ценою. И того ж лета пришли багдойския люди под Албазин и под заимки, и на заимках у пашенных и у нас, холопей Ваших, конныя и скотныя табуны отогнали и людей побили, и в полон поимали. И воевода Алексей Ларивонович нас, холопей Ваших, послал за ними в погоню. И мы, холопи Ваши, в погоню за ними гонялись. И после того мы, холопи Ваши, посланы были из Албазина в подъезды на Камар. И на Камаре съехались мы, холопи Ваши, з багдойскими людьми. И оне с нами бой поставили. И мы, холопи Ваши, бились с ними не щядя голов своих и многих насмерть у нас побили, а иных же переранили. И в то время мы, холопи Ваши, у них многих побили ж и взяли языка. И язык послан был к Вам, Великим государем, к Москве. И на другое лето мы, холопи Ваши, в Албазине по заимкам хлебы посеели. А семянной хлеб в долги имали дорогою ценою и конми сошными должались, и всякую конную и пашенную збрую покупали дорогою ж ценою. И того ж лета пришли багдойския люди войною под Албазин бусами и конми и хлебныя севы по всем заимкам и под городом покосили, и сожгли весь, без остатку. А Албазин осадили накрепко, не дали нам из города сходить, и воду у нас отняли, и стали приступать накрепко к городу, не дали нам, холопям Вашим, упокою ни на малой час с Прокофьева дни да да осеннего Николина дня. И многия к городу валы валили, и роскаты поставили. И с роскатов в город стреляли ис пушек и побили многих в городе и на стенах у нас побили.И мы, холопи Ваши, с ними, багдойскими людьми бились из города днем и ночью, не сходя стены, и на многия вылоски выходили из города, и многих у них людей побивали, голов своих не щадили за Дом Пречистыя Богородицы и за Вас, Великих государей, помня Крестное целованья и Вашу, Великих государей, к себе хлеб, соль, и милость. И помирали в осадное время з голоду и от безводицы с великой нужды. И языков у них имали, и на размену им на руских людей отдавали. А Вашего, Великих государей, города не здали без Вашего, Великих государей, указу. По три года мы, холопи Ваши, в Албазине заводили всякия заводы, а в нерчинских острогах кони покупали и хлебы всякия сеели. А хлеба нам, холопям Вашим, снять не давали кононные и скотныя табуны у нас, холопей Ваших, по вся годы отгоняли. И от того мы, холопи Ваши, оскудали и одолжали великими неокупными долгами, и домишками своими розорились шестой год со отцами своими, и с матерями, з женами, и з детьми не видались. И в нынешнем, государи, во 198м [1690] году по Вашему, Великих государей, указу и по грамоте, и по посольским договорам велено Албазин разорить. И мы, холопи Ваши, по тому Вашему, Великих государей, указу учинили, и Вашу, Великих государей, пороховую и свинцовую казну, и пушки, и всякия воинския припасы припроводили в малых судах с великою нуждою до Нерчинска. И пришли душою, а телом, пометав всю свою рухлядишку потому, что поднятьца стало не в чем за скудостию судов. И шли до Нерчинска с великою нуждою самою познаю осеннею порою голодны и холодны. И дошли в Нерчинския уезды и замерзли, не дошед до Нерчинска. Третия, которая тяжелая, казна и та замерзла в полудороге от Албазина до Нерчинскаго. И ныне мы, холопи Ваши, в Нерчинску промеж двор скитаемся. А иныя наша братья оставлены у казны в заморозах на карауле. И велено нам, холопям Вашим, быть до Вашего, Великих государей, указу, и служить пешую казачью службу в Нерчинску. А осталось нас, холопей Ваших, от Албазинского осадного сидения в Албазине и в Нерчинских острогах девяносто три человека. Милосердные Великие государи цари и Великие князи Иоанн Алексеевич Петр Алексеевич всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцы, пожалуйте нас, холопей своих бедных и беззаступных, и от осадного сидения разоренных до конца, ради Всемилостиваго Спаса и Пречистыя Богородицы, и ради Московских Чюдотворцов, и ради своих, Великих государей, царских многолетных оздравей и за наша, холопей Ваших крепкое осадное сидения, и за кровь, и за раны, и за смер[т]ь сродцов наших велите, государи, нас, холопей своих, распустить в домишка наши из Даурских острогов, чтоб нам, холопям Вашим, з голоду и с холоду не помереть и в конец не поги[б]нуть и впредь бы Вашей, Великих государей, службы не отбыть. Великие государи цари, смилуйтеся, пожалуйте» [13, Л.255-257].

В другой челобитной на имя Великих государей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича о событиях с начала второй обороны Албазина и до момента его оставления после подписания Нерчинского мирного договора его защитники – старые албазинские казаки и казаки отряда Афанасия Бейтона рассказали следующее: «…Служили мы, холопи Ваши, блаженные памяти отцу Вашему, Великих государей, Великому государю царю и Великому князю Алексею Михайловичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и брату Вашему, Великих государей, Великому государю царю и Великому князю Федору Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцу и Вам, Великим государем, по Албазинскому городу Анцыфорко Кондратьев с товарыщи многие годы. И в прошлых, государи, годех по разорении Албазинска от китайских воинских людей стольник и воевода Иван Остафьевич Власов послал в Албазин из Нерчинска воеводу Алексея Толбазина. Да с ним же послал казачья голову Офонасья Фан Бейтона с ратны людьми, и нас, холопей Ваших, на разореное албазинское пустое место. И воевода Алексей Толбозин, и мы, холопи Ваши, пришед, на розореном Албазинском жилище земленой город построили и зимовали, и домишка, и хлебные пашни, и скотом должалися, и одолжали неокупными долгами. И во 194 м [1686] году богдойские неприятельские воинские многия люди, пришед под Албазинск город со многими силами, приступным боем приступали и били ис пушек по городу, и рогатой скот отогнали, и домишка наши пожгли и разорили, и хлеб на полях отравили, и Албазин город накрепко осадили. А конной табун воевода Алексей Толбозин выслал с служилыми людьми вверх по Амуру по усторонным рекам. И осадя Албазинск город богдойские неприятельские люди по усторонным рекам конные табуны нашли и отогнали, а служилых людей, холопей Ваших, многих побили. А в остатке которые служилые люди по лесам с побоища розбрелися и голоднею смертью помирала. И иные после побоища на погромное место выходили и остальные табуны збирали и в Нерчинск осенным путем выгнали. А в Албазинском городе в осаде нас, холопей Ваших, и всяких чинов людей сидело сот с восемь, и больше. А нас, холопей Ваших, старых албазинских жителей девятнадцать человек. А Офонасьева полку Ивановича Бейдона дватцать девять человек кои в сей челобитной имяны писаны, да казачьих детей десять человек. А иные служилые люди и жены, и дети ныне побиты, и в осаде померли. И во 195 м [1687] году для посольских дел те неприятельские люди от Албазинска города отступили. И по Вашему, Великих государей, указу по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, и по указным памятям казачей голова Офонасей Бейдон велел нам, холопем Вашим, дворы и пашни строить. И мы, холопи Ваши, против прежнего дворы и пашни заводились все в долг. И во 196 м [1688] году пришли под Албазинск богдойские неприятельские люди на бусах конной. И с конной табун отогнали, и насееной хлеб на пашнях весь без остатку пожали и пожгли, и в осаде нас, холопей Ваших, в Албазинском городе держали многое время. И после того отступили. А мы, холопи Ваши, в Албазинском зимовали с великою нуждою. И по Вашему же, Великих государей, указу и по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, и по указным памятям велено нам, холопям Вашим, в Албазинском выше города хлеб сееть. И мы, холопи Ваши, против прежнего хлеб посеели. И во 197 м [1689] году оне ж, богдойские неприятельские люди, сшли мимо Албазинск в Нерчинской острог для посольства. А с посольства из Нерчинска приплыли оне, богдойские люди, на десяти бусах ночью в Албазин, и насееные хлебы по-прежнему опустошили, пожали и пожгли весь, без остатку, и людей побили. И по Вашему, Великих государей, указу и по приказу окольничего и воеводы Федора Алексеевича Головина с товарыщи, велено нам, холопем Вашим, из Албазинска вон выйти и казну Вашу, Великих государей в Нерчинск вывесть, а Албазинск разорить и в пусте покинуть. И мы, холопи ваши, во 198 м [1690] году в сентябре восмом числе из Албазина с Вашею, Великих государей, казною вышли и пришли в Нерчинск по зимному пути…» [12, Л.295-299].

К вышеуказанной челобитной старых албазинских казаков и казаков отряда Афанасия Бейтона также приложена «…Роспись албазинским старым жителям и Офонасьева полку Фан Бейтона, которые сидели в Албазине в осаде, и что кому за осадное сидение дано денег, и в Нерчинску с кого, и золотых копеек, и хто из осады, и хто после осады посланы из Нерчинска в Олбазин в разных посылках. Тому понеже сего имяны.

Осадные сидельцы старые албазинские: Якушко Федоров, Филка Лапшиков, Ивашка Бянкин, Ивашка Зубко, Ивашка Бохтовской, Васка Деревцов.

В осаде ж сидельцы байтоновшина: Ортюшка Мунгал, Алешка Насеткин, Микитка Быстрой, Мишка Бурасев, Оска Михеев, Матюшка Шемелин, Фетька Белянин, Юшка Лаптев, Митька Ваулин, Сенка Тукманка, Савка Степанов, Сенка Ключевской, Ивашка Ключевской, Ивашка Усолов, Ларка Простокишин, Гришка Беломесной, Совронка Кожемяка, Ларка Бекетов, Сенька Соснин, Ивашка Грамотка.

Старые олбазинские и Байдонова полку высланы из осады с конным табуном в Нерчинск: Стенька Сергеев, Алешка Буторин, Оксенка Лукьянов, Ондрюшка Вьюшной, Офонька Сергеев, Матюшка Назаров, Тимошка Волков.

Старые албазинские и байтоновшина после осады посланы в Албазин в разных посылках: пятидесятник Анцыфор Кондратьев, Оксенко Федоров, Ивашка Колмогор, Фетька Никан, Васка Ярофеев, Екимка Иванов, Микишка Поскотинной.

Байтоновшина: Пятидесятник Василей Смиренников, Васка Кряжев, Ивашка Страменшик, Фадюшка Юдин, Пашка Гарасимов, Ивашко Кокшаров, Сенька Усольцов, Петрушка Попов…» [12, Л.299-300].

Даурские гарнизоны состояли из сибирских казаков, которые еще с конца 40-х годов XVII века отправлялись на службу «в новую Даурскую землю». Основным же источником пополнения этих гарнизонов являлся гарнизон Тобольска. Поэтому основу гарнизона Албазинского острога во время его героической обороны составили казаки отряда казачьего головы Афанасия Бейтона, набранные из казачьих детей, братьев и племянников Тобольска и городов его разряда. На сегодняшний день на основании информации из тобольских имянных окладных книг 1686-1689 годов и тобольской смотреной книги 1689 года установлены имена 179 тоболяков этого отряда [15, С.54-55]. Здесь уместно заметить, что и среди старых албазинских казаков, участников второй героической обороны Албазина, очевидно были представители тобольских служилых родов. Ведь даже воевода Албазина - Алексей Ларионов сын Толбузин - был представителем тобольского служилого рода Толбузиных: и его дед Борис Фатеев сын Толбузин [4, Л.76об.], и его отец Ларион Борисов сын Толбузин [5, Л.78об.], и он сам (до воеводства в Албазине) [6, Л.94об.] - служили в Тобольске в детях боярских.

Указанный первым среди албазинских героев в росписи нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына атаман Иван Андреев Бузунов также принадлежал к старому тобольскому служилому роду пеших казаков Бузуновых. Он являлся старым албазинским казаком, который служил в Албазине еще до его первой осады. В имянной перечневой выписке албазинской приказной избы 1685 года он указан как рядовой казак Ивашко Бузунов с окладом «пять рублев на год» [7, Л.9]. По всей видимости он участвовал в обороне Албазина от китайцев в 1685 году. В чин атамана пеших казаков с окладом «десять рублев» [10, Л.80об.], «семь чети с осминою ржы, полтора пуда соли» [8, Л.100], он вероятно был произведен окольничим и воеводой Федором Алексеевичем Головиным за то, что в октябре 1687 года с двумя другими казаками сумел пробраться по заданию Афанасия Бейтона из осажденного Албазина, и сообщил о положении осажденных Головину [1, С.264-265]. Таким образом, список тоболяков - участников Албазинского сидения пополняется. В нем уже 181 имя!

Часть оставшихся в живых героев-тоболяков после Албазинского сидения вернулись в Тобольск [15, С.56]:

Ивашко Баранчюков

Левка Максимов Бузунов

Данилко Булатов

Гришка Кирилов Извощиков

Гришка Иванов Киселев

Ивашко Констянтинов

Федотко Павлов Лосев

Куземка Лукьянов

Петрушка Семенов Лукьянов

Ивашко Петров Полстовалов

Терешка Рычков

Алешка Сидоров

Омелька Яковлев Слинкин

Ермолка Иванов Смородинин

Сенька Федоров Туренин

Гришка Первого Шемелин

         Со временем в Тобольск вернулись и некоторые другие казаки. В нерчинской имянной окладной книге 1694 года имеется помета :«Афанасьева ж полку Бейтона, что пришли из Албазина пятидесятник Василей Смиреников в 200 [1692] году отпущен в Тоболеск» [8, Л.101].

         В этой же книге конный казак Васка Ярафеев, который привез из разрушенного Албазина в Нерчинск церковную казну, упомянут как рядовой конный казак Василей Ярафеев с окладом «по шти чети с осминою ржы, по четыре чети овса, по два пуда соли» [8, Л.96]. В 1696 году в Тобольске в сотне тобольских стрельцов Лаврина Почекунина появляется пятидесятник Васка Ярофеев, который служит с таким же окладом, что и у стрелецкого сотника Лаврина Почекунина «7 рублев с четью» [13, Л.185,207об.]. «Семь рублев с четью» — это оклад рядового нерчинского конного казака. Обычный же денежный оклал тобольского стрелецкого пятидесятника того времени составлял «пять рублев с четью». Принимая это во внимание с большой долей уверенности можно сделать вывод, что столь высокий оклад, как и свой чин пятидесятника тобольских стрельцов Васка Ярофеев возможно заслужил, участвуя в обороне Албазина.

Часть оставшихся в живых героев-тоболяков после Албазинского сидения продолжили службу в Нерчинском остроге. Многие из них стали основателями забайкальских служилых родов.

В публикациях об Албазинском сиденье приводятся разные данные о количестве оставшихся в живых защитников Албазина – от 78 до 150 человек.

Объединив росписи, приложенные к вышеуказанной отписке нерчинского воеводы Федора Исаевича Скрипицына, росписи, приложенные к вышеуказанной челобитной старых албазинских казаков и казаков отряда Афанасия Бейтона, вышеприведенный список из 16 тобольских пеших казаков из отряда Афанасия Бейтона, которые после Албазинского сидения вернулись и продолжили свою службу в Тобольске, а также добавив Василия Иванова Бакшеева и Ивашку Мартынова, вышедших из Албазина 12 октября 1686 года вместе с Иваном Бузуновым [3], не охваченных вышеуказанными росписями и списком Ивашку Иванова Корнилова и Обрамку Елизарова Волохова, первый из которых продолжил службу в конных казаках в Нерчинске [14, Л.38], а второй – в конных казаках в Тобольске [9, Л.284], получаем наиболее полный список оставшихся в живых героев второй обороны Албазина:

Афанасий Бейтон

Назарко Алексеев

Василий Иванов Бакшеев

Якушко Барабанщиков

Ивашко Баранчюков

Ларка Бекетов

Ивашко Белокопытов

Гришка Беломестной

Фетька Белянин

Ивашко Бохтевской

Ивашко Будилов

Иван Бузунов

Левка Максимов Бузунов

Данилко Булатов

Мишка Бурашев

Алешка Буторин

Микитка Быстрой

Васка Ортемьев Бянкин

Ивашко Бянкин

Митька Ваулин

Мишка Вахрушев

Тимошка Волков

Обрамка Елизаров Волохов

Мишка Ворошилов

Андрюшка Вьюшной

Павка Гарасимов

Костка Гордеев

Ивашко Грамотка

Микитка Данилов

Климко Дементьев

Васка Деревцов

Ивашко Зубко

Екимко Иванов

Корнилко Катаев

Гришка Кирилов

Гришка Иванов Киселев

Ивашко Ключевской

Сенка Ключевской

Софронко Кожемяка

Ивашко Кокшаров

Ивашко Колмогор

Анцыфор Кондратьев

Ивашко Констянтинов

Ивашко Иванов Корнилов

Оска Корнилов

Васка Кряжев

Филка Лагунов

Юшко Лаптев

Филка Лапшиков

Макарко Леонтьев

Федотко Павлов Лосев

Куземка Лукьянов

Оксенко Лукьянов

Петрушка Семенов Лукьянов

Ивашка Мартынов

Ортюшка Мунгал

Матюшка Назаров

Алешка Насеткин

Фетка Михайлов Никан

Юшко Обросимов

Афонка Однокопылка

Ивашко Одоленьев

Ивашко Олонец

Обрашка Онисимов

Карпушка Ортемьев

Оска Петров

Ивашко Петров Полстовалов

Петрушка Попов

Никишка Поскотинной

Ларка Простокишин

Терешка Рычков

Ивашко Савин

Стенка Сергеев

Алешка Сидоров

Омелька Яковлев Слинкин

Васка Смиренников

Ермолка Иванов Смородинин

Емелка Созонов

Сенка Соснин

Игнашка Степанов

Савка Степанов

Ивашко Страметчик

Сенка Тукманка

Сенька Федоров Туренин

Ивашко Усольцов

Сенка Усольцов

Микишка Ушаров

Васка Фалилеев

Оксенко Федоров

Якушко Федоров

Якушко Федоров

Мишка Чаплин

Фетка Чернцов

Гришка Первого Шемелин

Ивашко Шемелин

Матюшка Шемелин

Фадюшка Юдин

Васка Ярафеев

В этом списке 98 имен оставшихся в живых героев второй обороны Албазина.

Существует миф о том, что все оставшиеся в живых герои Албазинского сидения за их стойкость были пожалованы государями – пешие казаки верстаны в конные казаки, а пашенные крестьяне верстаны в пешие казаки. После окончания второй обороны Албазина подобные верстания, конечно, производились – и окольничим и воеводой Федором Алексеевичем Головиным, и иркутским воеводой Иваном Петровичем Гагариным. Но причиной этих верстаний, на мой взгляд, было не просто желание жаловать за героизм, хотя я не исключаю и подобной мотивации, но, в-первую очередь, их причиной была все-таки военная необходимость увеличения количества служилых людей из-за малочисленности даурских и большинства сибирских гарнизонов, когда в службу верстались гулящие и промышленные люди, а иногда и пашенные крестьяне.

В нерчинской имянной окладной книге на 1694 год имеется помета: «И в нынешнем 201 [1693] году по указу Великих государей и по отписке из Ыркуцка от столника и воеводы от князя Ивана Петровича Гагарина поверстаны в конную службу в дополнку в Нерчинск к прежним нерчинским конным к дватцати к одному человеку в прибавку, чтоб было в Нерчинску конных казаков двести человек, кроме того, людей, что по острогам служат, а досталные десять человек доверстаны впред, а приверстано ис пеших казаков в конную службу шездесят девять человек. А что им окладу быть против конных ли казаков, того в отписке не написано. А велено их за хлебные оклады приискать под хлебную пахоту земли. И у дела сметных списков столник и воевода князь Матвей Петрович Гагарин велел им покамест они приищут под хлебную пахоту земли, служить им ис прежних окладов на месяц по два пуда муки ржаной, по полутора пуда соли человеку в год» [8, Л.97об.-98]. Далее в этой книге приводится список шестидесяти девяти казаков, верстанных из пешей в конную службу:

Васка Белевцов

Сенка Кирилов

ИвашкоУсолцов

Ивашко Коренев

Андрюшка Григорьев

Ивашко Чопуров

Волотка Щербаков

Васка Измайлов

Митка Попов

Бориско Денисов

Афонка Кулаков

Васка Климан

Гришка Путимцов

Ивашко Григорьев

Ивашко Корнилов

Микитка Баландин

Бориско Алексеев

Кирюшка Меншыков

Фомка Поселской

Андрюшка Венедиктов

Фетка Тобол

Васка Кондюрин

Ивашко Чернцов

Ярко Евсевьев

Мишка Чаплин

Юшко Обросимов

Корнишка Катаев

Ивашко Шемелин

Сафка Степанов

Ивашко Бубнов

Ортюшка Мугал

Ларка Простокишин

Васка Кряжев

Софронко Кожемяка

Юшко Лаптев

Фадюшка Юдин

Ларка Бекетов

Микишка Поскотинной

Алешка Буторин

Васка Деревцов

Филка Лагунов

Матюшка Шемелин

Ивашко Бянкин

Матюшка Белоглаз

Васка Фалилеев

Игнашка Степанов

Костка Гордеев

Ивашко Дорофеев

Агафонко Борисов

Ганка Митрофанов

Алешка Панфилов

Архипко Афанасьев

Мишка Тонких

Андрюшка Васильев

Якушко Исаков

Ивашко Анцын

Васка Рогожин

Сафка Шумков

ивашко Кутузов

Данилко Селиверстов

Ивашко Бубнов

Максимко Миронов

Фетка Войлошников

Микишка Волохов

Васка Бурмакин

Екимко Ероцкой

Ганка Шаров

Микитка Подшевалов

Коземка Иванов

В этом списке наряду с албазинскими героями присутствуют и рядовые нерчинские казаки, не имеющие никакого отношения к обороне Албазина [8, Л.98-99об.].

Но не все герои Албазинского сидения желали верстаться из пеших казаков в конные. Так, герой второй обороны Албазина пеший казак полка Афанасия Бейтона Осип Михайлов Корнилов [12, Л.122] – сын тобольского конного казака Михаила Корнилова Дурынина, внук тобольского атамана станицы новокрещенных татар Корнилия Петрова Дурынина, оставшийся служить в Нерчинске, до своей отставки так и служил в пеших казаках [11, Л.63].

К тому же, не все защитники Албазина были довольны произведенными верстаниями. Так, в нерчинской имянной окладной книге 1694 года верстаный «из пашни за осадное сиденье в пешую службу против отписки околничего и воеводы Федора Алексеевича Головина» Назарко Алексеев «в 200 [1692] году стал в пашню» [8, Л.102]. В нерчинской имянной книге под хлебной, сметной и пометной списки 1694 года имеются следующие пометы: «Ивашко Михайлов Турухан в 202 [1694] году службою менялся с конным с Ларкою Бекетовым, и он, Ивашко, приверстан в конную службу на Ларкино место Бекетова, а Ларка Бекетов [герой Албазинского сидения] приверстан в пешую на Ивашково место Турухана» [8, Л.458об.], «Ивашко Будилов [герой Албазинского сидения]  служит с пашни и в нынешнем, в 202 [1694], году сентября в 1 день приверстан он в пешую службу ис конных за ево бедность» [8 Л.459об.-460], «Микишка Петров службою менялся с конным казаком с Васкою Деревцовым и по их челобитью он, Микишка, приверстан в конную службу на Васкино место Деревцова, а Васка Деревцов [герой Албазинского сидения] приверстан в пешую службу Микишкино место» [8, Л.460об.], «Галанка Неустроев в 202 [1694] году службою менялся с конным казаком Софронком Кожемякою и по челобитью их Галанка Неустроев приверстан в конную службу на Софронково место Кожямякина, а в пешую службу на Галанкино место - Софронко Кожемяка [герой Албазинского сидения]» [8, Л.460об.-461].

Справедливости ради, нужно отметить, что нерчинский воевода Федор Исаевич Скрипицын в силу своих полномочий как мог пытался решать вопросы выплаты героям Албазина денежных окладов, а также оказания материальной помощи по их челобитным. Так в 1691 году в своей отписке в Москву он сообщил: «…А в Нерчинску, государи, из Ваших, Великих государей, казны старым албазинским и Байтонова полку Якушку Федорову, Ортюшке Мугалу - дватцать шти человеком – по скаске их за осадное сиденье сукна по портищу и по золоченой копейке я, холоп Ваш, им выдал…» [12, Л.294]. И это была лишь малая толика помощи защитникам Албазина, которые, проявляя невиданный героизм, получали свое небольшое жалованье с очень большими задержками и годами вынуждены были жить в долг.

Оставление Албазина в связи с условиями Нерчинского мирного договора было произведено его защитниками в организованном порядке. Покидающие Албазин казаки, всегда относящиеся к церковным святыням с глубоким уважением, душевным трепетом и почитанием, вывезли из Албазина церковную казну. «У Васки Ярафиева налицо ныне церковные всякие казны образ Воскресение Христово в редине на окладе, образ Богоматере в срединех на окладе ж, приклад три креста сребреных, нерукотворный Спасов образ, образ Спасов на хоругви, образ Благовещение Пресвятые Богородицы, образ Архистратига Михайла, образ Иоанна Предтечи, образ Положение во гроб, образ Богородицы Диогитрея на окладе створами, образ Спасов в десне…» [12, Л.120]. «…Беитова полку ратных людей, образ Пресвятыя Богородици Казанския на окладе, образ Николая Чу[до]творца…» [12, Л.121]. «…Албазинского уезду Покровской слободы у старосты у Васки Фалилеева налицо казны и Божия милосердия образ Николая Чюдотворца оклад сребреной…» [12, Л.121]. «…Албазинского уезду Лапкаевского лугу у старосты Сергу[шки] Михайлова часовенной Никольской казны налицо Божия милосердия образ Николы Чюдотворца…» [12, Л.121]. Кроме церковных святынь были вывезены предметы богослужения и церковные ценности.

Покидающими Албазин казаками также была вывезена и сдана под роспись нерчинскому воеводе государева албазинская казна. Согласно росписи, эта казна включала: «Пушка верховая, четыре ядра духовых, пятнатцать ядер чиненых, пятьдесят семь гранатов ручных чиненых. Две пушки больших, шесть пушек полковых, две пищали затинных железных. К ним - тысяча пятьдесят ядер больших и малых железных пушечных и затинных, трид[цать] ядер гранатных простых, тридцать девять пуд пороху пушечного, в том числе мелкого пороху шесть пуд з деревом, сорок два пуд[а], две чети свинцу и пуль свинцовых. Шездесят шесть пищалей глатких, двести семдесят санапалов, дватцать шесть пищалей без замков, сорок пищалей и санапалов бит[ых], сорок пять стволин, десять отрывков стволинных, триста шездесят восмь бердышев, пятьдесят семь бердышев ломаных, два знамен[и] кумачных, семь знамен битых полковых, семь чехлов старых суконных, барабан…» [12, Л.118-119]. Кроме того, Васка Ярафеев также вывез в Нерчинск «…прикладново ружья семь винтовок, восмь пищалей глатких…» [12, Л.120], а Ваской Фалилеевым были вывезены «…пищалеи винтовальная, сабля…» [12, Л.120]. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы оценить количество пушек и пищалей, а также запас пороха и ядер в албазинской казне, как достаточные для того, чтобы держать дальнейшую оборону. Однако «ахиллесовой пятой» русских в Приамурье, как, впрочем, и на других окраинах Северо-Востока России, явилось «малолюдство» русских гарнизонов. Окольничий и воевода Федор Алексеевич Головин, понимая это, на переговорах с китайцами принял мудрое решение – оставить решение Амурского вопроса следующим поколениям. И через 200 лет, уже великая держава, Российская империя, вернула себе Приамурье.

Результаты исследования истории Албазинского сидения не оставляют сомнения в том, что РУССКИМИ ПРИ ВТОРОЙ ОБОРОНЕ АЛБАЗИНА БЫЛА ОДЕРЖАНА ВЕЛИЧАЙШАЯ ПОБЕДА. Несмотря на то, что большая часть албазинского гарнизона погибла (в основном от цинги), но и китайцы потеряли при осаде Албазина около двух с половиной тысяч воинов (сказались голод и болезни, а также несколько безрезультатных попыток штурма крепости). ГЛАВНОЕ: КИТАЙЦАМ НЕ УДАЛОСЬ СЛОМИТЬ РУССКИЙ ДУХ И ВЗЯТЬ КРЕПОСТЬ.

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ГЕРОЯМ ВТОРОЙ ОБОРОНЫ АЛБАЗИНА!

Дурынин Сергей Евгеньевич

Атаман Ямальского казачьего округа ОПКЛ СКВ СКР, село Салемал

salemal-sr@mail.ru

 

Литература и источники:

1.Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб.,1867. Т.10.

2.Иванов Р.С. Краткая история Амурского казачьего войска. Благовещенск: Типография Войскового Правления Амурского казачьего войска,1912.

3.Попов И.М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны (Очерки истории военно-политических отношений). Москва: Издательство "АСТ-Астрель", 2004.

4. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.210.

5. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.432.

6. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.657.

7. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.819.

8. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.1063.

9. РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.1160.

10.РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.1272.

11.РГАДА.Ф.214.Оп.1. Д.1626.

12.РГАДА.Ф.214.Оп.3. Д.1044.

13.РГАДА.Ф.214.Оп.3. Д.1059.

14.РГАДА.Ф.214.Оп.5. Д.805.

15.Родословные родники истории: материалы международной научно-практической конференции. Пятнадцатые Тюменские родословные чтения. Тюмень, 2021. Ч.1.

 

    Опубликовано: Культура сохранения родовой памяти: материалы Всероссийской научно-практической конференции 2022 года. Шестнадцатые Тюменские родословные чтения. Тюмень, 2022. Ч.I. С.38-50.

 

Поиск по сайту:


Текущие новости:
КО ДНЮ ПАМЯТИ ЦАРСТВЕННЫХ СТРАСТОТЕРПЦЕВ, В МИНЕРАЛЬНЫХ ВОДАХ СОСТОЯЛАСЬ УТРЕННЯЯ СЛУЖБА И КРЕСТНЫЙ ХОД, ОРГАНИЗОВАННЫЕ КАЗАКАМИ
ПОКА МЫ ЕДИНЫ, МЫ НЕПОБЕДИМЫ! «ТЫЛ. ВОЛОНТЁРЫ. ФРОНТ».
ФОТОФЕСТИВАЛЬ-КОНКУРС "ПО СТРАНИЦАМ СЕМЕЙНОГО АЛЬБОМА
НА БЕРЕГУ ЧЁРНОГО МОРЯ СОСТОЯЛСЯ ОТКРЫТЫЙ ЧЕМПИОНАТ ПО ФЛАНКИРОВКЕ
ИСТОРИЯ КАЗАЧЕСТВА НА ТУРИСТИЧЕСКИХ ТРОПАХ РОССИИ
АТАМАНСКОЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ С ДНЁМ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА
ГОНКА ГЕРОЕВ В СЕВЕРНОЙ СТОЛИЦЕ
НАМ НУЖНО БУДУЩЕЕ ДЛЯ НАШИХ ДЕТЕЙ. ПРОТИВНИКИ ОБЪЕДИНЕНИЯ СЛАВЯНСКИХ РЕСПУБЛИК ЛИШАЮТ НАС ЭТОГО БУДУЩЕГО
О ПРЕДВИДЕНИИ СОЮЗА КАЗАКОВ БОЛЕЕ 20-ТИ ЛЕТ НАЗАД И ПОЗИЦИИ КАЗАЧЕСТВА В ОТНОШЕНИИ ОБЪЕДИНЕНИЯ СЛАВЯНСКИХ ЗЕМЕЛЬ
КАЗАКИ СОЮЗА КАЗАКОВ 34 ГОДА В ОБЩЕМ СТРОЮ!
ОБРАЩЕНИЕ ВЕРХОВНОГО АТАМАНА ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОЮЗА КАЗАКОВ П.Ф. ЗАДОРОЖНОГО от 25 июня 2024 года № 14
Обновление от 26.06.2024г. Мажаров А.М., Сметанин Г.А. Первая помощь раненому: иллюстрированный справочник. Москва, 2023 - 80с
АТАМАНСКОЕ ПОЖЕЛАНИЕ С ПРАЗДНИКОМ
ДЕНЬ ПАМЯТИ И СКОРБИ. МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ!
ПОМНИТЕ!

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика