Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
ВИДЕО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи

Великая Отечественная война глазами старшего политрука Е. Тихонова и старшего лейтенанта С. Зайцева: странички из дневника и воспоминаний

    Военный обозреватель «КП» Виктор Баранец опубликовал интервью с историком Юрием Жуковым «Нашу Победу пора спасать». В предисловии автор пишет: «Чем дальше время отдаляет нас от событий 1941-1945 годов, тем больше появляется мифов, а то и просто лжи. Клевета на нашу Победу уже достигла таких масштабов, что российские власти серьёзно задумались, как этому противодействовать». Это выражается в искажении фактов и событий ВОВ, сносе памятников советским солдатам, как за рубежом, так и внутри страны. Особенно это видно на примере современной Украины, где ветеранов ВОВ и «бандеровцев» поставили в один ряд, где власти запретили использовать Георгиевскую ленточку. Когда в 2007 году ГД РФ пыталась принять закон о символе Победы – Знамени Победы – без Серпа и Молота, подавляющее большинство граждан РФ, ветеранских организаций требовали от Президента РФ В.В. Путина не подписывать данный закон, он его не подписал и отправил на доработку. По настоянию бывшего Президента РФ Б.Н. Ельцина, 17.07.1996 г., военная Прокуратура РФ реабилитировала фон Паннвица. Но под давлением общественности и ветеранов ВОВ, в 2006 г. Генеральная  Прокуратура РФ отменила постановление о реабилитации. Предпринимались попытки реабилитировать Краснова, Власова, Шкуро.

      Всё это направлено на пересмотр итогов ВМВ и предательство памяти наших отцов, дедов, прадедов воевавших против гитлеровских захватчиков. И у нас в регионе не всё так гладко, вот печальные итоги опроса, проведенного в феврале 2010 г. в рамках агитпробега по югу Тюменской области (Бердюжскому, Казанскому, Сладковскому, Аббатскому, Викуловскому районам и Ишиму), которые шокировали: из 724 опрошенных 25% не знают дату начала Великой Отечественной войны, 9% затрудняются  назвать День Победы. И действительно обидно выжившим ветеранам, что в числе освобожденных ими от фашизма стран прозвучали: Англия, Франция, Италия, Израиль, Грузия, Япония, Австралия, Америка и Кавказ. Наша задача не просто не допустить пересмотра итогов ВМВ, но донести до молодого поколения величие и трагизм ВОВ, показать малоизвестные факты той войны.  Важно знать правду о ВОВ без ретушевки, такой, какой она на самом деле была! Для историков и всех нас представляет особый интерес воспоминания участников войны, их дневники.

      В своё время, я попросил своего отца написать воспоминания о ВОВ! В этих воспоминаниях я увидел войну глазами своего отца – 22-х летнего лейтенанта РККА.  Вот отец пишет: «Мы прибыли под Ростов н/д. где разместились в ст. Ольгинской. Вырыли землянки и там находились где-то до 7-9 ноября, в ночь на 9-ое получив на ужин по 100 наркомовских  грамм, а накануне мы были в бане  г. Аксай. Во время ужина нас по тревоге подняли, и я получил на взвод 27 винтовок и 1 автомат П.П.Ш., гранаты Р.Г.Д. Маршем двинулись на Ростов, а фашисты, оказывается, были недалеко от Ростова. Числа 11 ноября, км. в 2-х от посёлка Нахичевань мы приняли 1-й бой с фашистами. Бойцы да большинство командиров были не обстреляны, ни артподготовки, ни доброй разведки не было».

В 2012 году в ИГИ ТюмГУ обратилась аспирантка Вафеева Алсу Равильевна, которая принесла потрясающий документ — дневник политрука Е. Тихонова, участника ВОВ и Сталинградской битвы! Как он попал в руки Алсу Равильевны, почему оказался в Канаде? Это другой не менее интересный разговор, который также требует исследовательской работы!

      Дневник начинается с 7 марта 1942 года и заканчивается 28.12.1943 годом. Правда, на последней странице, написана дата 13 июля, с каким-то зачёркнутым словом. Скорее всего, он хотел что-то записать, возможно, вернувшись в прошлое, он иногда в дневнике это делал! Текст дневника написан хорошим языком, с лирическими отступлениями, имеет массу конкретных фактов. Естественно он требует всестороннего историко-литературоведческого анализа и архивного исследования, поиск родных и близких политрука и т.д.! Из текста дневника мы узнаем о его семье, детях, а так же фамилии многих солдат и офицеров и названия мест через которые они проходили, отступая к Сталинграду. Имеются и очень личностные моменты.

Дневник политрука Тихонова и воспоминания моего отца незримым образом перекликаются во временном и территориальном пространстве, так как битвы за Кавказ и Сталинград взаимосвязаны. Гитлер надеялся, захватив Сталинград, по Волге выйти на Кавказ. Поэтому оборона Кавказа и Сталинграда  – это единый стратегический замысел. Сталинградская битва начиналась с 17.07.1942, а оборона Кавказа на неделю позже, с 25.07.1942 г. Я сделал небольшой сравнительный анализ этих двух уникальных документов. Отец воевал под Ростовом, оборонял Кавказ, освобождал Кубань и т.д. И у Е. Тихонова имеются записи об этих территориях.

     Вот он пишет: «По сути, Юг уже отрезан от Москвы, т.к. жел.дор. сообщения уже нет. …Ну как будет на Кавказе? Черт его знает, как велика угроза». Отец описывает, как они в ноябре 1941 года первый раз освобождали Ростов: «Числа сейчас не помню, но примерно в конце ноября, когда вдарили морозы и Дон стал, наша 347 с.д. в составе 2-х полков перешла в наступление со стороны Аксая, а наш полк пошёл в наступление на Александровку или на Алексеевку – пригород Ростова. Выбили немцев и стали продвигаться с целью освобождения Ростова. …На одной из  улиц г. Ростова увидел лежащую навзничь женщину у калитки дома, по-видимому немец ударил её прикладом в висок, вся её левая сторона была покрыта сплошным кровоподтёком, а раньше видел лежащего сержанта (ком. отделения) зверски замученного фашистами, выколоты глаза, отрезаны уши, нос, и главное что отрезан (член) половой орган, документы были при нём, я вытащил красноармейскую книжку, фотография или сестры, а, скорее всего девушки и письмо от неё. Был он уроженец г. Калинина. И сержанта и женщину я показал нескольким своим бойцам и сказал, не стройте иллюзий в отношении немцев, видите, что они делают с нашими советскими людьми и бойцами нашей армии». И в дневнике и в воспоминаниях моего отца много перекликающихся моментов, как в период отступления, так и тогда когда начали наступления под Сталинградом и на Кавказе. Воевали они почти рядом и их пути могли пересекаться. 17.03.43 г. читаем  у Тихонова: «Вчера утром со скоростью 80 км мы подъехали по асфальтированному шоссе к Дону в районе Аксай, а затем оттуда – в Ростов». Отец в это время был сильно контужен и находился в госпиталях Кубани: «…преследуя отходящего врага, освободили Пятигорск, Минводы, города и станицы Кубани и 23 февраля 1943 г. Ровно в день Советской армии я был контужен разрывом снаряда в ст. Черноерковской. Госпиталь ОПРОС аул Лапшукай, госпиталь аул Тахтамукай ОПРОС перебросили  в ст. Холмскую». У Тихонова и у моего отца впоследствии, был один командующий, — Ерёменко. Отец вспоминал бой 22 марта 1944 г., в котором он получил тяжёлое ранение: «Мы получили приказ произвести разведку боем, а разведка да плюс боем, да к тому же ограниченным количеством боеприпасов, которые только ночью переправлялись через Керченский пролив, который просматривался и простреливался немцами… Оборона немцев была глубоко эшелонированной. Я отобрал человек 9 – 11 добровольцев и стал действовать по продольной линии, забросали гранатами, продвинулись метров 40 -50 вперёд и так мы заняли 2-ю  линию окопов противника,… и тут же я почувствовал сильный удар в спину, вначале я подумал, что это вдарил осколок, повернулся к ординарцу и спросил: Нет ли у меня дырки в шинели и, по-видимому, потеряв часть крови, я потерял сознание и упал на дно окопа.  Стоявшие недалеко солдаты, увидев это, закричали один или два, а я когда упал, по видимому кровь поступила в голову, в общем, я очнулся и услышал «ребята отвоевались, нашего командира наеб…» Далее отец описал, как пришёл сотрудник СМЕРШа и когда отец очнулся, рассказал, что «…за боем, вернее разведкой боем наблюдал командующий ОПГМ Ерёменко и сказал этого офицера наградить вплоть до ордена Ленина по его желанию. Наградной лист был оформлен на Отечественную Войну. Я так распорядился, ибо война ещё не кончилась, а по статусу Отечественная Война остаётся у родственников после смерти награждённого». Вот такие интересные исторические моменты встречаются в жизни!

      Вернёмся к тексту дневника. У Е. Тихонова много критических высказываний в адрес командования и бездарности некоторых наших военноначальников. Это также одна из загадок! Как мог политрук писать дневник с такими высказываниями и не бояться, что его могут арестовать работники СМЕРШа. Вот одно их таких высказываний. Вспоминает 17.09.41 года и пишет: «Интересный путь. Но, конечно позорный. Сколько армий (5, 9, 12 и ещё, кажется) ЮЗФ с пушками и танками проявили полную растерянность и бежали как стадо, потеряв почти всю мысль об отпоре». Далее цитирует выдержки из немецкой листовки: «Почему-то вспоминаются слова из немецкой листовки, где Тимошенко называют горе-воякой. Пожалуй, так оно и есть». А далее читаем: «С тех пор как сменено командование, положение резко изменилось. Как защищается Сталинград. И чего доброго, немцы будут разбиты под этим историческим городом». Он пишет о смене командования, скорее всего смена произошла после знаменитого приказа Сталина № 227. 7 августа 1942 года, старший политрук Тихонов пишет в дневнике: «Недавно нас всех взволновал приказ т. Сталина №227, «Ни шагу назад» – вот его смысл. Куда же дальше, в самом деле, отступать! Тем более что в приказе сказано о многих горьких истинах: ресурсов у нас не больше чем у немцев, организованность плохая, дисциплина плохая. Будем учиться у врагов дисциплине. Сами не могли догадаться, что болтовня о дисциплине и практическое её внедрение – вещи разные. Ну а немцы меньше болтают, а больше делают». Он делает вывод, что сила инерции очень велика, русское авось привело к сильнейшим потерям, а далее мы читаем: «Если бы приказ был издан до нашего отхода от Харькова – то, возможно, что и был отход, но темпы и размеры его были бы гораздо меньше». Под Харьковом мы потеряли 171 тысячу убитыми, а 240 тысяч солдат попало в плен.

      В дневнике Тихонов чётко описал как жил прифронтовой Сталинград, как работали театры, кинотеатры, и даже, сколько стоили продукты питания. «1 августа был в г. Сталинграде. Не город, а толкучка, в которой главную массу составляют военные. …Ходят трамваи, работают театры и кино. Был в музкомедии. Смотрел новую постановку «Ночь в июне». Повторно был в Сталинграде 21.08.42 г. «Вчера был в городе. За компанию второй раз смотрел «Ночь в июне»… Театр переполнен». Очень чётко зафиксирован момент, когда закончилась мирная жизнь в городе, это было 23 августа 1942 года, в воскресенье. « В этот вечер впервые на город совершили налёт десятки тяжёлых бомбардировщиков и с большой высоты забросали город бомбами».

Описывает страшные бомбёжки, разрушения и восклицает: «Можно сказать – был город и нет города. Центр представляет ещё более жуткую картину. …Разрушен и СТЗ. … Перед нами открывается жуткая картина: горящий Сталинград на фоне заходящего солнца». Вражеская авиация совершила 2000 налётов на город. Более 40 тысяч мирных жителей Сталинграда были убиты фашистами. В дневнике критически отзывается о руководителях, которые вовремя не эвакуировали СТЗ и другие заводы, не эвакуировали население! Эвакуация населения началась только 3 сентября 1942 года. Автор дневника пытается спрогнозировать, сколько мы будем воевать с Германией. «Ведь мы одни воюем против всей Европы, вся Европа работает на Гитлера и армии многих государств сражаются против нас». Далее читаем: «в I4-18 г.г. против Германии выступили Фр., Анг., Россия, США, Яп., Италия и др. и то разгромили её через 4 года. В этой цитате Тихонов, как бы предсказывает продолжительность ВОВ!

      Евгений Тихонов, как и мой отец, верили в будущую Победу над Германией, верили в мужество нашего народа, верили в правительство Сталина и открытие второго фронта! «Никак не вмещается в голове мысль о том, что наша страна, великий Советский Союз, народ, который стоит на голову выше всех остальных – может быть покорена Германией. Нет и нет! Что-то должно произойти,… на что-то наше правительство и т. Сталин ещё рассчитывают, хотя наши шансы на выигрыш, бесспорно, уменьшились и продолжают уменьшаться (ведь мы можем потерять весь Кавказ, а майкопскую нефть уже потеряли). А может это продвижение немцев чревато катастрофой и для них? Сверху видней. А может быть второй фронт не будет только нашей надеждой (сколько можно ждать!), а станет реальностью». 16 октября 1942 года он видел Хрущёва и командующего Ст. Фр. Генерал-полковника Ерёменко и задаёт сам себе вопрос: «интересно знать, что думает Никита Сергеевич о наших делах?». Битва была беспрецедентной по длительности и по масштабу – она длилась более 200 дней. С обеих сторон в ней приняли участие более 2 млн. человек. Во время боев погибли 1 млн. 130 тыс. советских солдат и 1,5 млн. солдат вермахта и их союзников.

      Немецкий историк Вальтер Герлитц признал: «Сталинград стал, безусловно, крупнейшим поражением, которое когда-либо терпела немецкая армия». 90-летний Дитер Бирц, бывший рядовой вермахта, штурмовавшего Мамаев курган вспоминает: «Фюрер приказал стереть Сталинград с лица земли, и я видел, как наши самолёты бомбили заводы с вокзалами, и школы, детские сады, поезда с беженцами. … Мои сослуживцы, обезумев от злобы, убивали всех без разбора – и раненых, и пленных». 20.11.42 года читаем в дневнике у Тихонова: «…части СТФ получили приказ о наступлении на всём фронте. .. Настроение у людей приподнятое, всем хочется скорей За Волгу, За Дон, к родному Днепру». Это было начало нашей операции «УРАН». В дневнике изображается начало нашего контрнаступления и как пленили немецких, румынских солдат. 30 ноября 1942 года читаем в дневнике: — «Наступление идёт успешно. Оборванцы румыны тысячами сдаются в плен. Мы тоже тронулись за Волгу». Пишет, как освобождали наши города, станицы и сёла. Тихонов рассказывает, как одна «бойкая бабушка так рассказывает о настроениях сегодняшних румынских вояк: «У немцев техника, у русских техника – пусть себе воюют, а мы домой!» И бегут. А немцы расстреливают их пачками за отказ воевать».

       По воспоминаниям людей, встречавшихся с Паулюсом после войны в ГДР, он часто повторял: «Русский народ не победить никому!». По его мнению, немецкая армия «недооценила» мужество не только советских солдат, но и жителей города, защищавших каждый дом, — «даже женщины и дети были готовы рвать нам глотки». Незадолго до своёй смерти, он умер 1 февраля 1957 года, в день капитуляции своей армии, его спросили, что бы он сейчас сказал жителям Сталинграда, он ответил: «Я хочу перед ними извиниться…». В боях за Волгу погибло более миллиона советских солдат. Средняя продолжительность жизни вновь прибывших советских солдат падала ниже суток.

      Отец в конце своего воспоминания оставил для меня и моих детей следующую запись: «Да, Геннадий! Для вас сейчас, что война, что мир, всё ясно и просто. Может это и хорошо, а это действительно хорошо, что вы этого не испытали и не дай Бог ни вам ни вашим детям испытать это. Война это, брат, не только подвиги и героические сражения, но это ещё и странная нелепость. И поступки и судьбы человеческие в ней часто зависели от случайностей, которые и теперь не так-то просто объяснить. И не дай вам Бог, судить о ней, так как судят некоторые и судить тех, кто за вас на ней свою кровь проливал. Да, Геннадий, сколько раз твой отец был на волоске от смерти. Когда убили комвзвода Никульшина, ко мне подошёл его ординарец-моряк и плача стал во весь рост, стал рассказывать, как это произошло, ну а мне как офицеру сидя или согнувшись, было неудобно его выслушивать и вот стоя и слушая, грудь была в тельняшке, смотрю, сникла голова, видимо снайпер послал ему пулю прямо в кадык горла. Хорошо, что я был в солдатской форме, был приказ по армии, не надевать знаков различия на передовой, а немцы моряков называли schwarze toda. чёрная смерть».

Зайцев Г.С.

Тюменский государственный университет,

Центр региональных справочных изданий, г. Тюмень

ataman1950@rambler.ru

Поиск по сайту:


Текущие новости:
Обновление от 09.12.2018г. КУДА ПОДАТЬСЯ: В ЕППУЦ ИЛИ В ШАМБАЛУ?
КАЗАКИ ОЦЕНИЛИ РАБОТУ АТАМАНА ОПКЛ НА «ЛЮБО!»
КОДЕКС ЧЕСТИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА – СОВРЕМЕНЕН И В ХХI ВЕКЕ
ТУПИКОВЫЙ ПЕРИОД СТАМБУЛЬСКОГО ПАТРИАРХА ВАРФАЛАМЕЯ
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ ИЗ ОМСКОЙ ОБЛАСТИ
РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ЧТЕНИЯ НА КРАЙНЕМ СЕВЕРЕ
СИБИРЯКИ-СЕМИРЕЧЕНЦЫ ПОДДЕРЖАЛИ КАЗАКОВ С ЯМАЛА
ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ
Обновление от 23.11.2018г. О ТОБОЛЬСКОМ КАЗАЧЬЕМ АТАМАНЕ ИВАНЕ ДУРЫНЕ И ЕГО ПОТОМКАХ.; ПОКОЛЕННАЯ РОСПИСЬ ПОТОМКОВ ТОБОЛЬСКОГО КАЗАЧЬЕГО АТАМАНА ИВАНА ДУРЫНИ
Обновление от 21.11.2018г. ЕРМАК: ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК /под ред. Г.С. Зайцева и В.И. Степанченко. Изд. Тюменского государственного университета 2018г.
О КОНКУРСЕ ПРОЕКТА ПАМЯТНИКА 483 ПЕХОТНОМУ ОБДОРСКОМУ ПОЛКУ
КАЗАЧЬЕ ХОДАТАЙСТВО
Обновление от 20.11.2018г. БУДУЩЕЕ ЕППУЦ: ЧТО ЗАПАДНЫЕ КУРАТОРЫ ГОТОВЯТ ФИЛАРЕТУ?
ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ГУБЕРНАТОРУ ОТ КАЗАКОВ ОПКЛ
НОВЫЕ ИЗДАНИЯ КАЗАКОВ В ДАР БИБЛИОТЕКЕ

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика