Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
ВИДЕО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи

Великая Отечественная война глазами старшего политрука Е. Тихонова и старшего лейтенанта С. Зайцева: странички из дневника и воспоминаний

    Военный обозреватель «КП» Виктор Баранец опубликовал интервью с историком Юрием Жуковым «Нашу Победу пора спасать». В предисловии автор пишет: «Чем дальше время отдаляет нас от событий 1941-1945 годов, тем больше появляется мифов, а то и просто лжи. Клевета на нашу Победу уже достигла таких масштабов, что российские власти серьёзно задумались, как этому противодействовать». Это выражается в искажении фактов и событий ВОВ, сносе памятников советским солдатам, как за рубежом, так и внутри страны. Особенно это видно на примере современной Украины, где ветеранов ВОВ и «бандеровцев» поставили в один ряд, где власти запретили использовать Георгиевскую ленточку. Когда в 2007 году ГД РФ пыталась принять закон о символе Победы – Знамени Победы – без Серпа и Молота, подавляющее большинство граждан РФ, ветеранских организаций требовали от Президента РФ В.В. Путина не подписывать данный закон, он его не подписал и отправил на доработку. По настоянию бывшего Президента РФ Б.Н. Ельцина, 17.07.1996 г., военная Прокуратура РФ реабилитировала фон Паннвица. Но под давлением общественности и ветеранов ВОВ, в 2006 г. Генеральная  Прокуратура РФ отменила постановление о реабилитации. Предпринимались попытки реабилитировать Краснова, Власова, Шкуро.

      Всё это направлено на пересмотр итогов ВМВ и предательство памяти наших отцов, дедов, прадедов воевавших против гитлеровских захватчиков. И у нас в регионе не всё так гладко, вот печальные итоги опроса, проведенного в феврале 2010 г. в рамках агитпробега по югу Тюменской области (Бердюжскому, Казанскому, Сладковскому, Аббатскому, Викуловскому районам и Ишиму), которые шокировали: из 724 опрошенных 25% не знают дату начала Великой Отечественной войны, 9% затрудняются  назвать День Победы. И действительно обидно выжившим ветеранам, что в числе освобожденных ими от фашизма стран прозвучали: Англия, Франция, Италия, Израиль, Грузия, Япония, Австралия, Америка и Кавказ. Наша задача не просто не допустить пересмотра итогов ВМВ, но донести до молодого поколения величие и трагизм ВОВ, показать малоизвестные факты той войны.  Важно знать правду о ВОВ без ретушевки, такой, какой она на самом деле была! Для историков и всех нас представляет особый интерес воспоминания участников войны, их дневники.

      В своё время, я попросил своего отца написать воспоминания о ВОВ! В этих воспоминаниях я увидел войну глазами своего отца – 22-х летнего лейтенанта РККА.  Вот отец пишет: «Мы прибыли под Ростов н/д. где разместились в ст. Ольгинской. Вырыли землянки и там находились где-то до 7-9 ноября, в ночь на 9-ое получив на ужин по 100 наркомовских  грамм, а накануне мы были в бане  г. Аксай. Во время ужина нас по тревоге подняли, и я получил на взвод 27 винтовок и 1 автомат П.П.Ш., гранаты Р.Г.Д. Маршем двинулись на Ростов, а фашисты, оказывается, были недалеко от Ростова. Числа 11 ноября, км. в 2-х от посёлка Нахичевань мы приняли 1-й бой с фашистами. Бойцы да большинство командиров были не обстреляны, ни артподготовки, ни доброй разведки не было».

В 2012 году в ИГИ ТюмГУ обратилась аспирантка Вафеева Алсу Равильевна, которая принесла потрясающий документ — дневник политрука Е. Тихонова, участника ВОВ и Сталинградской битвы! Как он попал в руки Алсу Равильевны, почему оказался в Канаде? Это другой не менее интересный разговор, который также требует исследовательской работы!

      Дневник начинается с 7 марта 1942 года и заканчивается 28.12.1943 годом. Правда, на последней странице, написана дата 13 июля, с каким-то зачёркнутым словом. Скорее всего, он хотел что-то записать, возможно, вернувшись в прошлое, он иногда в дневнике это делал! Текст дневника написан хорошим языком, с лирическими отступлениями, имеет массу конкретных фактов. Естественно он требует всестороннего историко-литературоведческого анализа и архивного исследования, поиск родных и близких политрука и т.д.! Из текста дневника мы узнаем о его семье, детях, а так же фамилии многих солдат и офицеров и названия мест через которые они проходили, отступая к Сталинграду. Имеются и очень личностные моменты.

Дневник политрука Тихонова и воспоминания моего отца незримым образом перекликаются во временном и территориальном пространстве, так как битвы за Кавказ и Сталинград взаимосвязаны. Гитлер надеялся, захватив Сталинград, по Волге выйти на Кавказ. Поэтому оборона Кавказа и Сталинграда  – это единый стратегический замысел. Сталинградская битва начиналась с 17.07.1942, а оборона Кавказа на неделю позже, с 25.07.1942 г. Я сделал небольшой сравнительный анализ этих двух уникальных документов. Отец воевал под Ростовом, оборонял Кавказ, освобождал Кубань и т.д. И у Е. Тихонова имеются записи об этих территориях.

     Вот он пишет: «По сути, Юг уже отрезан от Москвы, т.к. жел.дор. сообщения уже нет. …Ну как будет на Кавказе? Черт его знает, как велика угроза». Отец описывает, как они в ноябре 1941 года первый раз освобождали Ростов: «Числа сейчас не помню, но примерно в конце ноября, когда вдарили морозы и Дон стал, наша 347 с.д. в составе 2-х полков перешла в наступление со стороны Аксая, а наш полк пошёл в наступление на Александровку или на Алексеевку – пригород Ростова. Выбили немцев и стали продвигаться с целью освобождения Ростова. …На одной из  улиц г. Ростова увидел лежащую навзничь женщину у калитки дома, по-видимому немец ударил её прикладом в висок, вся её левая сторона была покрыта сплошным кровоподтёком, а раньше видел лежащего сержанта (ком. отделения) зверски замученного фашистами, выколоты глаза, отрезаны уши, нос, и главное что отрезан (член) половой орган, документы были при нём, я вытащил красноармейскую книжку, фотография или сестры, а, скорее всего девушки и письмо от неё. Был он уроженец г. Калинина. И сержанта и женщину я показал нескольким своим бойцам и сказал, не стройте иллюзий в отношении немцев, видите, что они делают с нашими советскими людьми и бойцами нашей армии». И в дневнике и в воспоминаниях моего отца много перекликающихся моментов, как в период отступления, так и тогда когда начали наступления под Сталинградом и на Кавказе. Воевали они почти рядом и их пути могли пересекаться. 17.03.43 г. читаем  у Тихонова: «Вчера утром со скоростью 80 км мы подъехали по асфальтированному шоссе к Дону в районе Аксай, а затем оттуда – в Ростов». Отец в это время был сильно контужен и находился в госпиталях Кубани: «…преследуя отходящего врага, освободили Пятигорск, Минводы, города и станицы Кубани и 23 февраля 1943 г. Ровно в день Советской армии я был контужен разрывом снаряда в ст. Черноерковской. Госпиталь ОПРОС аул Лапшукай, госпиталь аул Тахтамукай ОПРОС перебросили  в ст. Холмскую». У Тихонова и у моего отца впоследствии, был один командующий, — Ерёменко. Отец вспоминал бой 22 марта 1944 г., в котором он получил тяжёлое ранение: «Мы получили приказ произвести разведку боем, а разведка да плюс боем, да к тому же ограниченным количеством боеприпасов, которые только ночью переправлялись через Керченский пролив, который просматривался и простреливался немцами… Оборона немцев была глубоко эшелонированной. Я отобрал человек 9 – 11 добровольцев и стал действовать по продольной линии, забросали гранатами, продвинулись метров 40 -50 вперёд и так мы заняли 2-ю  линию окопов противника,… и тут же я почувствовал сильный удар в спину, вначале я подумал, что это вдарил осколок, повернулся к ординарцу и спросил: Нет ли у меня дырки в шинели и, по-видимому, потеряв часть крови, я потерял сознание и упал на дно окопа.  Стоявшие недалеко солдаты, увидев это, закричали один или два, а я когда упал, по видимому кровь поступила в голову, в общем, я очнулся и услышал «ребята отвоевались, нашего командира наеб…» Далее отец описал, как пришёл сотрудник СМЕРШа и когда отец очнулся, рассказал, что «…за боем, вернее разведкой боем наблюдал командующий ОПГМ Ерёменко и сказал этого офицера наградить вплоть до ордена Ленина по его желанию. Наградной лист был оформлен на Отечественную Войну. Я так распорядился, ибо война ещё не кончилась, а по статусу Отечественная Война остаётся у родственников после смерти награждённого». Вот такие интересные исторические моменты встречаются в жизни!

      Вернёмся к тексту дневника. У Е. Тихонова много критических высказываний в адрес командования и бездарности некоторых наших военноначальников. Это также одна из загадок! Как мог политрук писать дневник с такими высказываниями и не бояться, что его могут арестовать работники СМЕРШа. Вот одно их таких высказываний. Вспоминает 17.09.41 года и пишет: «Интересный путь. Но, конечно позорный. Сколько армий (5, 9, 12 и ещё, кажется) ЮЗФ с пушками и танками проявили полную растерянность и бежали как стадо, потеряв почти всю мысль об отпоре». Далее цитирует выдержки из немецкой листовки: «Почему-то вспоминаются слова из немецкой листовки, где Тимошенко называют горе-воякой. Пожалуй, так оно и есть». А далее читаем: «С тех пор как сменено командование, положение резко изменилось. Как защищается Сталинград. И чего доброго, немцы будут разбиты под этим историческим городом». Он пишет о смене командования, скорее всего смена произошла после знаменитого приказа Сталина № 227. 7 августа 1942 года, старший политрук Тихонов пишет в дневнике: «Недавно нас всех взволновал приказ т. Сталина №227, «Ни шагу назад» – вот его смысл. Куда же дальше, в самом деле, отступать! Тем более что в приказе сказано о многих горьких истинах: ресурсов у нас не больше чем у немцев, организованность плохая, дисциплина плохая. Будем учиться у врагов дисциплине. Сами не могли догадаться, что болтовня о дисциплине и практическое её внедрение – вещи разные. Ну а немцы меньше болтают, а больше делают». Он делает вывод, что сила инерции очень велика, русское авось привело к сильнейшим потерям, а далее мы читаем: «Если бы приказ был издан до нашего отхода от Харькова – то, возможно, что и был отход, но темпы и размеры его были бы гораздо меньше». Под Харьковом мы потеряли 171 тысячу убитыми, а 240 тысяч солдат попало в плен.

      В дневнике Тихонов чётко описал как жил прифронтовой Сталинград, как работали театры, кинотеатры, и даже, сколько стоили продукты питания. «1 августа был в г. Сталинграде. Не город, а толкучка, в которой главную массу составляют военные. …Ходят трамваи, работают театры и кино. Был в музкомедии. Смотрел новую постановку «Ночь в июне». Повторно был в Сталинграде 21.08.42 г. «Вчера был в городе. За компанию второй раз смотрел «Ночь в июне»… Театр переполнен». Очень чётко зафиксирован момент, когда закончилась мирная жизнь в городе, это было 23 августа 1942 года, в воскресенье. « В этот вечер впервые на город совершили налёт десятки тяжёлых бомбардировщиков и с большой высоты забросали город бомбами».

Описывает страшные бомбёжки, разрушения и восклицает: «Можно сказать – был город и нет города. Центр представляет ещё более жуткую картину. …Разрушен и СТЗ. … Перед нами открывается жуткая картина: горящий Сталинград на фоне заходящего солнца». Вражеская авиация совершила 2000 налётов на город. Более 40 тысяч мирных жителей Сталинграда были убиты фашистами. В дневнике критически отзывается о руководителях, которые вовремя не эвакуировали СТЗ и другие заводы, не эвакуировали население! Эвакуация населения началась только 3 сентября 1942 года. Автор дневника пытается спрогнозировать, сколько мы будем воевать с Германией. «Ведь мы одни воюем против всей Европы, вся Европа работает на Гитлера и армии многих государств сражаются против нас». Далее читаем: «в I4-18 г.г. против Германии выступили Фр., Анг., Россия, США, Яп., Италия и др. и то разгромили её через 4 года. В этой цитате Тихонов, как бы предсказывает продолжительность ВОВ!

      Евгений Тихонов, как и мой отец, верили в будущую Победу над Германией, верили в мужество нашего народа, верили в правительство Сталина и открытие второго фронта! «Никак не вмещается в голове мысль о том, что наша страна, великий Советский Союз, народ, который стоит на голову выше всех остальных – может быть покорена Германией. Нет и нет! Что-то должно произойти,… на что-то наше правительство и т. Сталин ещё рассчитывают, хотя наши шансы на выигрыш, бесспорно, уменьшились и продолжают уменьшаться (ведь мы можем потерять весь Кавказ, а майкопскую нефть уже потеряли). А может это продвижение немцев чревато катастрофой и для них? Сверху видней. А может быть второй фронт не будет только нашей надеждой (сколько можно ждать!), а станет реальностью». 16 октября 1942 года он видел Хрущёва и командующего Ст. Фр. Генерал-полковника Ерёменко и задаёт сам себе вопрос: «интересно знать, что думает Никита Сергеевич о наших делах?». Битва была беспрецедентной по длительности и по масштабу – она длилась более 200 дней. С обеих сторон в ней приняли участие более 2 млн. человек. Во время боев погибли 1 млн. 130 тыс. советских солдат и 1,5 млн. солдат вермахта и их союзников.

      Немецкий историк Вальтер Герлитц признал: «Сталинград стал, безусловно, крупнейшим поражением, которое когда-либо терпела немецкая армия». 90-летний Дитер Бирц, бывший рядовой вермахта, штурмовавшего Мамаев курган вспоминает: «Фюрер приказал стереть Сталинград с лица земли, и я видел, как наши самолёты бомбили заводы с вокзалами, и школы, детские сады, поезда с беженцами. … Мои сослуживцы, обезумев от злобы, убивали всех без разбора – и раненых, и пленных». 20.11.42 года читаем в дневнике у Тихонова: «…части СТФ получили приказ о наступлении на всём фронте. .. Настроение у людей приподнятое, всем хочется скорей За Волгу, За Дон, к родному Днепру». Это было начало нашей операции «УРАН». В дневнике изображается начало нашего контрнаступления и как пленили немецких, румынских солдат. 30 ноября 1942 года читаем в дневнике: — «Наступление идёт успешно. Оборванцы румыны тысячами сдаются в плен. Мы тоже тронулись за Волгу». Пишет, как освобождали наши города, станицы и сёла. Тихонов рассказывает, как одна «бойкая бабушка так рассказывает о настроениях сегодняшних румынских вояк: «У немцев техника, у русских техника – пусть себе воюют, а мы домой!» И бегут. А немцы расстреливают их пачками за отказ воевать».

       По воспоминаниям людей, встречавшихся с Паулюсом после войны в ГДР, он часто повторял: «Русский народ не победить никому!». По его мнению, немецкая армия «недооценила» мужество не только советских солдат, но и жителей города, защищавших каждый дом, — «даже женщины и дети были готовы рвать нам глотки». Незадолго до своёй смерти, он умер 1 февраля 1957 года, в день капитуляции своей армии, его спросили, что бы он сейчас сказал жителям Сталинграда, он ответил: «Я хочу перед ними извиниться…». В боях за Волгу погибло более миллиона советских солдат. Средняя продолжительность жизни вновь прибывших советских солдат падала ниже суток.

      Отец в конце своего воспоминания оставил для меня и моих детей следующую запись: «Да, Геннадий! Для вас сейчас, что война, что мир, всё ясно и просто. Может это и хорошо, а это действительно хорошо, что вы этого не испытали и не дай Бог ни вам ни вашим детям испытать это. Война это, брат, не только подвиги и героические сражения, но это ещё и странная нелепость. И поступки и судьбы человеческие в ней часто зависели от случайностей, которые и теперь не так-то просто объяснить. И не дай вам Бог, судить о ней, так как судят некоторые и судить тех, кто за вас на ней свою кровь проливал. Да, Геннадий, сколько раз твой отец был на волоске от смерти. Когда убили комвзвода Никульшина, ко мне подошёл его ординарец-моряк и плача стал во весь рост, стал рассказывать, как это произошло, ну а мне как офицеру сидя или согнувшись, было неудобно его выслушивать и вот стоя и слушая, грудь была в тельняшке, смотрю, сникла голова, видимо снайпер послал ему пулю прямо в кадык горла. Хорошо, что я был в солдатской форме, был приказ по армии, не надевать знаков различия на передовой, а немцы моряков называли schwarze toda. чёрная смерть».

Зайцев Г.С.

Тюменский государственный университет,

Центр региональных справочных изданий, г. Тюмень

ataman1950@rambler.ru

Поиск по сайту:


Текущие новости:
Обновление от 14.12.2017г. ПОСВЯЩЕНИЕ АТАМАНАМ
СЕРДЦЕ МАТЕРИ
25 – ЛЕТИЮ ВОЗРОЖДЕНИЯ КАЗАЧЕСТВА НА ЯМАЛЕ ПОСВЯЩАЕТСЯ
КАЗАКИ ЯМАЛА ОТМЕТИЛИ ЮБИЛЕЙ
ИЗ НЕ ПРОЧИТАННОГО В БУНДЕСТАГЕ
«Сохранение культурно-исторических и духовно-нравственных традиций казачества: опыт Обско-Полярной казачьей линии Союза казаков России».ВОЗРАЖДЁННОМУ КАЗАЧЕСТВУ НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА!
Обновление от 28.11.2017
ВОСПОМИНАНИЯ
ПАМЯТЬ О ВОЛОДЕ СОЛДАТОВЕ ЖИВА!
Обновление от 15.11.2017г. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПРИИРТЫШЬЕ, ВЕРХНЕМ ПРИОБЬЕ И НА АЛТАЕ в 2016 году Археология, этнография, устная история Выпуск 12 Материалы XII международной научно-практической конференции Омск, 24–25 марта 2017 г.
«ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ» НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЗАВЕРШЕНЫ
ПЕРВЫЕ СЛУЖБЫ НА НОВОСТРОЙКЕ СЕЛЬСКОГО ХРАМА ПРИУРАЛЬЯ
«ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ СИБИРИ» ДОЛЖЕН ОТМЕЧАТЬСЯ СНОВА, КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК
обновление от 06.11.2017г. РЕЗОЛЮЦИЯ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Казачество Сибири от Ермака до наших дней: история, язык, культура», посвященная 100-летию Российских революций 1917 года
ПРЕСТОЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК В ОБДОРКОМ ОСТРОГЕ И «ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ»

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика