Главная О проекте Партнеры Вопрос-ответ Контакты
История
Общая история казачества
Казачий уклад
Православие и другие религии в казачестве
Воинский уклад
Вооружение и экипировка
Казачья одежда
Сведения о войсках (исторических и современных)
Обско-Полярная казачья линия Сибирского казачьего войска Союза казаков России
Научный Координационный Совет по изучению историко-культурного наследия казачества Урало-Сибирского региона
Казачьи родословные
Репрессии и расказачивание
Законодательство
Исторические документы
Современное федеральное законодательство
Нормативные акты органов государственной власти субъектов РФ
Мнения, предложения при разработке казачьих нормативов
Нормативные акты Союза казаков России и его подразделений
Публицистика
Статьи
Выступления
Обращения
Заявления
Письма
Различные издания
Книги
Научные сборники
Газеты и журналы
Календари
ФОТО АРХИВ
ВИДЕО АРХИВ
Казачье искусство
Песни
Живопись
Стихи

КАЗАК ЕСТЬ ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРИСТИАНИН, ИЛИ ОН МОЖЕТ БЫТЬ МУСУЛЬМАНИНОМ?

КАЗАК ЕСТЬ ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРИСТИАНИН, ИЛИ ОН МОЖЕТ БЫТЬ МУСУЛЬМАНИНОМ?

Этот вопрос волновал и волнует казаков, которые относят себя к казачеству по роду, а не по реестру и найму на некую службу. Этот вопрос актуален и в связи с прошедшим в Тюмени событием по формированию «татарского казачества» из лиц, относящих себя к потомками военной элиты ханства Кучума. В ходе собрания в мусульманском молельном доме было отмечено, что новое казачье общество имени мурзы Сабанака Кульмаметьева будет состоять не только из татар. В числе учредителей представители разных народов. В новое общество будут приниматься граждане РФ вне зависимости от религиозной принадлежности, членами сотни могут быть и православные, и иудеи, и протестанты и т.д. Члены сотни намерены войти в реестр казаков России и в состав Сибирского казачьего общества с центром в Омске.

В связи с чем пресс-служба Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска Союза казаков России публикует соответствующие мнения Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла и специалистов историков, посвятивших много лет изучению этого вопроса в истории казачества. Читайте казаки и хорошо думайте, что происходит в современном казачестве под реестровыми знаменами!
Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл на Первом большом съезде казачьих духовников обозначил свой взгляд, подчеркнув, что «в основе образа жизни казака лежит православная вера и любовь к Отечеству. Любовь, простирающаяся до готовности положить свою жизнь за Отечество. А если система духовных и нравственных ценностей разрушается, то человек превращается в псевдоправославного, в некий карикатурный образ. У казаков должно быть ясное чувство принадлежности к Церкви. Нельзя быть казаком и не причащаться Святых Христовых Таин. Нельзя быть казаком и не исповедоваться. Нельзя быть казаком и жить в невенчанном браке. Таких казаков в старое время высекли бы плетью».

Однако в России сейчас происходят события, которые явно не отвечают заявленной позиции Патриарха Кирилла. Так, в Ингушетии недавно прошел круг, где рассматривались вопросы по созданию Сунженского станичного казачьего общества и Сунженского казачьего округа. Подавляющее большинство людей, желающих туда войти, являются мусульманами. Цель их понятна. Речь не идет о принятии православия и казачьего образа жизни, этим людям просто нужна оплачиваемая работа, ведь в республике ее практически нет. Но слухи о том, что казаки якобы получают неплохие деньги от государства, как говорится, сильно преувеличены, и этот миф многих сбивает с толку. Здесь уместно вспомнить слова Патриарха Кирилла: «Казачество будет подлинным только тогда, когда вы станете воцерковлеными. А без этого увлечение скоро может пройти. И форма будет снята, и традиции попраны…».

И еще один недавний пример: на некоторых сайтах в Интернет размещена информация, что в Центральном казачьем войске появился ахунд (мусульманский военный священник), ответственный за духовное воспитание казаков-мусульман. Но откуда же в казачьем войске взялись казаки-мусульмане? Ведь в уставах первичных казачьих обществ ясно сказано, что казаком может быть только православный человек. Чтобы как-то обосновать такой поворот, заинтересованные личности пытаются сослаться на историю, утверждая, что якобы ингуши когда-то служили в казачьих частях и даже в императорском конвое. Да и другие мусульмане будто бы всегда были в войске и даже принимали казачью присягу на Коране. Подтвердить или опровергнуть эту информацию могут лишь историки, к которым мы обратились за разъяснениями.
Сергей Николаевич Савенко, директор Пятигорского исторического музея, кандидат исторических наук, заслуженный работник культуры РФ, исследователь истории казачества с 25-летним стажем:

-Вопросы о религиозной принадлежности казаков, как и вся история казачества, не являются простыми и однозначными. Действительно, одной из важных линий исторического развития казачьих сообществ было их постоянное нахождение в контактных полиэтнических и поликонфессиональных зонах на Дону, Северном Кавказе, Урале, Сибири и т.п. Объективно это способствовало тому, что в казачьей среде могли оказываться и периодически оказывались представители различных народов и традиционных религиозных воззрений. В истории российского казачества четко прослеживаются два основных направления его формирования и развития: народное и сословно-служилое. Ядро и этнокультурную базу народной линии развития российского и малороссийского казачества составляли восточнославянские группы населения восточно-христианского православного вероисповедания. Прием в состав казаков-инородцев, как правило, требовал принятия ими крещения. Сохранение православной веры в иноэтничном окружении являлось показателем проявления традиционной твердости народного духа казаков. При этом следует учитывать, что многие казачьи сообщества, в том числе и ранние группы терских казаков, сложились на окраинах России раньше раскола 50-х – 60-х гг. XVII века, и поэтому в их среде сохранялось православие в дониконианском старообрядческом виде. Но и эта вера была православной. Она строго оберегалась казаками даже в условиях господства ислама в инородной этнокультурной среде, в которой оказывались казаки. Красноречивый пример этого – сохранение православия в течение более 200 лет некрасовскими казаками, длительное время проживавшими в границах Турции и ее владений.

Абсолютное большинство кубанских и донских казаков на Северном Кавказе являлось приверженцами ортодоксального официально принятого и поддерживаемого православия. Исторических данных о существовании действовавших мечетей в станицах Терека и Кубани и, тем более, войсковых исламских священников в казачьих формированиях в моем распоряжении никогда не было, и нет. Создание станиц «казачьих братьев» из числа инородцев не предполагало содействия развитию ислама в их среде. Обычно было наоборот. Выходцы из кабардинцев, ингушей и других коренных народов региона, селившиеся возле русских городков и казачьих станиц, принимали православие и пополняли прослойку так называемых «новокрещенов», а позже и собственно православных христиан.

Когда в период реформ 1860-1870-х годов стало допускаться поселение «иногородних» в казачьих станицах, среди этих иногородних могли быть и неправославные. Однако они к казакам не причислялись, не участвовали в формах казачьего самоуправления и традиционного быта. Религиозная ситуация в стране, включая казачьи области, существенно усложнилась в связи с принятием в ходе Первой революции в России 17 апреля 1905 года именного Высочайшего Указа Правительствующему Сенату об укреплении начал веротерпимости, где впервые в российской истории законодательно утверждались не только права на свободу вероисповедания неправославных лиц, но и устанавливалось, что отпадение от православной веры в другое христианское исповедание или вероучение не подлежит государственному преследованию. Но и в этих условиях именно родовые казаки в первую очередь оставались верными православию.

История казачьих войск в большей мере отражала второе сословно-служилое направление развития казачества. В составе казачьих формирований, особенно в конце XIX-начале XX века, несли службу представители различных народов и вероисповеданий, но они находились на правах приписных или наказных и следовали общероссийским государственным нормам, в которых ключевая и ведущая роль в духовной сфере принадлежала Русской Православной Церкви. Перед боем в армейских и иррегулярных частях службу вели православные священники, нередко участвовавшие и в боевых действиях. Православная вера стала духовной основой для возрождения казачества на рубеже 1980 – 90-х годов и поэтому создаваемые казачьи общества, и объединения закрепляли в уставах обоснованное положение о том, что казаком может являться только православный гражданин нашего Отечества или зарубежья.

Эдуард Бурда, кандидат исторических наук, г. Майский, Кабардино-Балкария:

-Первая такая попытка увеличения численности казачьего населения на Кавказе за счет кавказских народов была связана с основанием Моздока, когда в 1765 году была сформирована горская казачья команда. Сообщая о происхождении этого общества, майор Кудинов писал, что «один из семейства записывался в казаки и тем избавлял остальных от возврата их владельцам. От сего случая семейство определенного в казаки именовалось казачьей братьею». Здесь речь идет о горцах, бежавших от своих хозяев. Уже во времена генерала Алексея Петровича Ермолова предпринялась попытка зачислить в казаки всех живущих в Моздоке, но она не увенчалась особым успехом. От начальника Кавказской области генерала Еммануеля потребовали объяснения, почему вместо предназначенных к поступлению 771 человека «поступило только 110 новокрещенных черкес».

Попытка царского правительства обратить в казачество кабардинцев и абазин аула Бабуковского, который им было разрешено основать в 1790 году, так же закончилась неудачей. В 1861 году более половины населения станицы Бабуковской были «освобождены от казачьего ведомства» и расселены, согласно их желанию, по мирным аулам. Наиболее успешно протекала агитация по переходу в казачье сословие среди осетин-дигорцев и осетин-иронцев. Они официально вошли в состав полка, а их селения – Черноярское и Новоосетинское – были переименованы в станицы. Также совершенно безболезненно произошло обращение в казачье сословие и грузин, проживающих в слободе Александровской около Кизляра. В 1838 году они вошли в состав Терско-Кизлярского полка, а слобода Александровская была переименована в станицу.

В состав гребенских казаков вливались также группы чеченского населения. К ним относятся гуноевцы, жившие в станице Червленной. Согласно данным этнографической экспедиции, гуноевцы, не хотевшие принять ислам, ушли из горной Ичкерии в Гудермес, откуда часть их переселилась в Червленную (которую чеченцы называли «Камышовой крепостью»), а часть – в Зибир-юрт и Старый Юрт (предание о переселении части гуноевцев, не хотевших принять ислам, в Червленную было записано Б. К. Калоевым в селении Гуни в 1959 году). Кроме гуноевцев в гребенских станицах в наши дни живет немало потомков чеченцев, разновременно переселившихся к гребенским казакам из других районов Чечни. Это Егоркины, Бусунгуровцы, Титкины – в станице Червленной, Закаевы и Костиковы – в станице Гребенской. В станице Петропавловской жили чеченцы из тейпа Шикарой, в казачью станицу они ушли по той же причине, не захотев принять мусульманство. При этом нужно отметить, что ни в одном из известных исторических документов, а также исследованиях дореволюционных и советских историков не встречается упоминаний о казаках – ингушах.

В период Кавказской войны, начиная с 1804 по 1854 год из представителей горских народов в помощь российским войскам были сформированы мелкие иррегулярные части, например, милиция Аварская, Грузинская, Гурийская, Дагестанская, Джаро-Лезгинская, Ингушская, Мингрельская, Назрановская, Осетинская, Чеченская и другие. Все кавказские иррегулярные части по своей организации были схожи с казачьими полками и подчинялись Главному управлению казачьих войск, использовались же они, в основном, как вспомогательные отряды.

Что касается Собственного Его Императорского величества конвоя, то он ведет свою историю с начала 1811 года, когда из сынов героической Запорожской Сечи, переселившихся на Кубань, была основана Черноморская гвардейская сотня. Затем, в 1828 году был образован лейб-гвардии Кавказский Горский полуэскадрон. Император Николай I принял решение привлечь горские народы на службу в свой конвой по нескольким причинам. Во-первых, чтобы показать горцам, что он не боится их и даже доверяет им свою охрану, во-вторых, хотел показать горцам Россию, Санкт-Петербург, жизнь страны, которой они противостоят, убедить их в том, что Россия не стремится их уничтожить, а желает мирного сосуществования. В Кавказский Горский полуэскадрон конвоя набирали представителей самых влиятельных и знатных фамилий. Нередко это были близкие родственники и даже дети тех, кто с оружием в руках остервенело и фанатично противостоял России. После окончания службы в конвое и возвращении домой они рассказывали обо всем увиденном и тем самым влияли на своих сородичей. Как бы сейчас сказали – создавали положительный имидж Российского государства в глазах горцев. Таким образом, привлечение горцев к службе в конвое было весьма умным и дальновидным шагом Николая I, сыгравшим положительную роль в успешном завершении Кавказской войны. Все горцы, побывавшие в конвое, становились верными сторонниками России, это же передавалось их детям и внукам.

Что касается вероисповедания, то Горский полуэскадрон был чисто мусульманский, но он и не считался казачьим, да и создавался временно. С окончанием Кавказской войны при императоре Александре II его расформировали, как выполнившего свою задачу. С этого времени из горцев лишь казаки-осетины проходили службу в конвое. Ингушей в казачестве не было, были единичные представители офицерства, в казачьих полках они считались временно прикомандированными, как и чеченцы, дагестанцы и другие представители Кавказа, исповедовавшие ислам. В списке конвоя, выпущенного к столетию этого подразделения в 1911 году, перечислены имена конвойцев – ингушей, служивших в Горском, – их всего восемь человек. В дореволюционной истории казаки на Тереке исповедовали православие старообрядческого (нескольких течений) толка и православие официальное.

Феликс Киреев, научный сотрудник Института истории и археологии Республики Северная Осетия – Алания:

-Вторжение представителей ислама в казачью среду – весьма тревожная тенденция, которая не может не вызывать тревоги. И дело не в том, что среди казаков появляются мусульмане, а в том, что последние начинают диктовать свои условия и навязывать свои порядки. До революции среди казаков были мусульмане, так же, как и старообрядцы, буддисты и др., и все они служили под казачьими знаменами с надписями «С нами Бог» и с ликами Иисуса Христа, Божией Матери, получали награды с изображением святого Георгия и других православных святых. Казачество в целом считалось православным, казаков называли «воины Христовы», и наличие в его рядах представителей других религий не было заметным на общем фоне. Ведь казаки – это народ, и как у любого другого народа, в его среде могли быть представлены разные конфессии.

Что касается казачества в Ингушетии, то уже давно идут разговоры о том, что ингуши якобы были казаками, и о том, как много их служило в царском Конвое. Но все это лишь на уровне домыслов, реальных фактов за всем этим нет! Не стоит забывать о том, что казаком нельзя стать, им нужно родиться. Казаки - это не род войск, это народ, это состояние души, образ жизни. Читайте классику – хоть Льва Толстого и Петра Краснова, хоть Михаила Шолохова – кому что нравится... Что касается ингушей, служивших в казачьих войсках до революции, то к началу Первой мировой войны в Терском казачьем войске служило около 400 офицеров. Из них ингушами были: полковник Эльберт Нальгиев (в будущем генерал) его сыновья хорунжие Кургок и Юлий, и есаул Андрей Базоркин. В Кубанском казачьем войске служили есаул Габерт Ахриев, и сотник Мусса Саутиев. Можно еще добавить полковника (затем генерала) Сафарбека Мальсагова, командира Дагестанского конного полка. И это все! А говоря о службе ингушей в Императорском Конвое, то кому интересно, читайте «Положение о Собственном Его Императорского Величества Конвое». Там ясно сказано из кого он комплектовался – из казаков Терского и Кубанского войск. Кто утверждает обратное, пусть назовет конкретные имена.

Какое-то время в составе Конвоя был Горский эскадрон, и в нем были команды из армян, грузин и даже мусульман, но замечу, что в целом к казакам Конвой не имел отношения. Это была обычная гвардейская часть в которую набирали, в том числе, и казаков. Даже когда он стал полностью казачьим, он не относился к казачьим войскам. Еще необходимо напомнить, что до революции каждое казачье войско было не каким-то военным формированием, а административно-территориальным образованием. Иначе говоря, к примеру, Терское казачье войско, это аналог нынешней национальной республики с титульной нацией «терские казаки». А казачьи части были в составе Русской Императорской армии и служить в ней могли не только казаки. Но служить в казачьих частях и быть казаком это совершенно разные вещи, о чем ныне многие забывают.

***
Думаю, что после выступлений людей, которые большую часть своей жизни посвятили изучению истории казачества, мне добавить уже нечего, и читатели вполне смогут сами сделать свои выводы. Замечу только, что в обществах Терского казачьего войска проходят сходы, где активно обсуждается эта тема. И мнение терцев однозначно – православная вера для казака превыше всего!

Ирина Щербакова

г. Ставрополь

P.S. РАЗМЫШЛЕНИЯ В РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ДНИ. Сегодня под видом казачества повсеместно идёт создание реестровых формирований, в которые валом потекли все те, кто ждёт от этого экономической выгоды, личного дохода и приближённости к власти, независимости от выдвигаемых ею условий. При отсутствии исконных убеждений и духовных православных начал, да к тому же недостатка рабочих мест – эти люди готовы делать все и вся. В их среде не принято говорить о родовых корнях. Они вступают, а вернее записываются в казаки как на работу, не видя в этом духовных и моральных основ, не зная и не собираясь соблюдать традиции, православную и народную культуру. Их руководители лицемерят перед собой и теми, кого они «записали в казаки для численности», а по сути себе для выгоды.

Были страшные годы геноцида казачьего народа и его расказачивание. Но и современное оказачивание не менее опасно. Оно несёт в казачью среду противостояние, развал, безверие и отторжение от основной массы православных россиян. Нельзя получить добрый плод – не имея почву, основу которой составляют потомки славных казачьих родов Дона, Кубани, Терека, Урала, Сибири, Запорожья и других казачьих территорий. На такой почве хорошо растет только чертополох и разные сорняки. Не стоит забывать о том, что казаком нельзя стать, им нужно родиться и пройти многие искушения и испытания. Ведь основа казаков – это не род войск, это культурно-этническая общность, народ, с особым состоянием души и образом жизни. Казак никогда не протянет руку к сильным мира сего, с возгласом: «Дай!». Не обидит страждущего, сможет жить честным трудом, накормит голодного, защитит обиженного и не даст упасть слабому духом и телом. И, в этом суть и предназначение казачества быть крепким духом товариществом, воинством Христовым – защитником православия и земли Русской. Нет уз святее нашего товарищества и пусть все знают, что оно значит в Русской земле! Помните об этом братья казаки и не дайте себя заморочить!

Атаман Обско-Полярной казачьей линии Сибирского казачьего войска Союза казаков России, кандидат юридических наук В.И. Степанченко

г. Салехард

9 января 2014 года

Поиск по сайту:


Текущие новости:
ПАМЯТЬ О ВОЛОДЕ СОЛДАТОВЕ ЖИВА!
Обновление от 15.11.2017г. ПОЛЕВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПРИИРТЫШЬЕ, ВЕРХНЕМ ПРИОБЬЕ И НА АЛТАЕ в 2016 году Археология, этнография, устная история Выпуск 12 Материалы XII международной научно-практической конференции Омск, 24–25 марта 2017 г.
«ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ» НА ПОЛЯРНОМ КРУГЕ ЗАВЕРШЕНЫ
ПЕРВЫЕ СЛУЖБЫ НА НОВОСТРОЙКЕ СЕЛЬСКОГО ХРАМА ПРИУРАЛЬЯ
«ДЕНЬ БЛАГОДАРЕНИЯ СИБИРИ» ДОЛЖЕН ОТМЕЧАТЬСЯ СНОВА, КАК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРАЗДНИК
обновление от 06.11.2017г. РЕЗОЛЮЦИЯ Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Казачество Сибири от Ермака до наших дней: история, язык, культура», посвященная 100-летию Российских революций 1917 года
ПРЕСТОЛЬНЫЙ ПРАЗДНИК В ОБДОРКОМ ОСТРОГЕ И «ОБДОРСКИЕ КАНИКУЛЫ»
ПРАЗДНОВАНИЕ ДНЯ ЕДИНСТВА У КАЗАКОВ НАЧАЛОСЬ С СОГЛАШЕНИЯ
КАЗАКИ ОБСУДИЛИ ТРАГЕДИЮ РАСКОЛА 1917 ГОДА
К 405-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОЙ БИТВЫ 1612 ГОДА
ПОЗДРАВЛЕНИЕ АТАМАНА ОБСКО-ПОЛЯРНОЙ КАЗАЧЬЕЙ ЛИНИИ
ПАТРИАРШИЙ ВИЗИТ В СЕМИПАЛАТИНСК
ПАМЯТЬ О РЕПРЕССИЯХ СТУЧИТ В НАШИХ СЕРДЦАХ!
ТЮМЕНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИНИМАЛ КАЗАКОВЕДОВ
ПРИВЕТСТВИЕ ИЗ КИТАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ В ТЮМЕНСКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ, ОТКРЫВШЕЙ СВОЮ РАБОТУ 27ОКТЯБРЯ 2017 ГОДА

© В. И. Степанченко, 2011 Все права защищены.

Яндекс.Метрика